Логин: Пароль: Забыли пароль? Регистрация
Новые сообщения · Пользователи · Правила форума · Правила раздела "Скачать" · Поиск

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Bre, SmBH, Rayman  
Форум » Фанфикшен » Фанфикшен » Конкурс драбблов/фиклетов 2008: конкурсные работы
Конкурс драбблов/фиклетов 2008: конкурсные работы
ЭльДата: Среда, 22.10.08, 23:59 | Сообщение # 1
invisible
Сообщений: 544
пользователь оффлайн
01:

Название: Ночные кошмары
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Ти-Бэг/Грейси (дочь Сюзенн Холландер)
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: нет

...

Трогательно.
Я не могу подобрать другого слова.
Длинные пряди выбились из косички, старательно заплетенной мамой на ночь.
Ты так невинна.
Ты такой ребенок.
С этим огромным плюшевым мишкой ты выглядишь еще меньше. Бережно обняла его хрупкой ручкой в надежде, что он защитит тебя от ночных кошмаров.
Но он не сможет.
Потому что я – рядом.

Мужчина аккуратно пробежал языком по пересохшим губам. Далеко не впервые он остался ночевать в этом доме – и все равно не мог отказать себе в удовольствии - очаровываться снова и снова этим сладким запахом детского неспокойного сна.

Приоткрыв дверь в твою комнату, я на пороге любуюсь нескладным детским тельцем в милой пижаме.
Ты скоро вырастешь.
Девочки созревают рано.
Пока ты можешь не бояться меня. Но ночные кошмары уже вьются возле твоего изголовья. И ты не видишь лицо главного негодяя, который хочет сделать тебе больно. Не слышишь его голос. Но он – рядом.
Наслаждайся безмятежным детством, пока есть возможность. Пока я даю тебе эту возможность.
Потому что у меня ее не было.

Напряженная кисть судорожно впивается в деревянный косяк двери – реакция на череду жутких воспоминаний о прошлом.

Я не боялся ложиться спать в своей темной маленькой комнате, я боялся просыпаться и наяву ощущать сильные пальцы на своем загривке.
Когда-нибудь ты поймешь, что я более милосерден, чем мой отец.
А пока моя отеческая забота ограничится помощью в домашней работе, походами по магазинам, чтением сказок на ночь.
Верь в них, пока есть возможность. Пока я даю тебе эту возможность.
А ночные кошмары… не скоро воплотятся в жизнь.

Беспокойная возня в кровати закончилась тем, что ребенок с ужасом открыл глаза. Просьба его о помощи – безвыходность в последней инстанции.
Присев на край ее постели, мужчина с нежностью прижал девочку к себе. Тонкие руки с готовностью забыли пушистый мех игрушки и обвились вокруг его шеи.
- Тедди, опять… - шептание на ухо страшных подробностей.
- Грейси, милая, успокойся. Это просто ночные кошмары. Я рядом. Все хорошо. – ерошит длинные волосы, пахнущие морем и корицей.
Но долго переживать из-за ночных иллюзий – не детское дело.
Она снова засыпает в голубом хлопке одеяла.

Спи крепко, мой босоногий ангел.
Пока тебе достаточно обнимать плюшевого медвежонка.
А мне – любоваться тобой, стоя на пороге.
Отложим наш приватный кошмар на неопределенный срок.
Мы оба не доросли до него, но оба находимся в иссушающем предвкушении.
Ты – в предвкушении неизвестного, я же…
Я - мучающийся на пороге детской комнаты эстет со сломанной психикой. Не смогу подобрать другого слова.
Да и не нужно.
Это просто ночные кошмары.

end

02:

Название: Курила
Номинация: Миса
Пейринг: Майкл/Сара
Рейтинг: PG
Спойлеры: 2-ой сезон

Она много курила.

Сара видела перед собой высокую тёмную комнату с висячей лампой над обеденным столом, ей казалось, что она кожей чувствует холод голубоватых занавесок.

Она ненавидит окружающее, ненавидит эту лампу, и белые стены, и холодный пол.
Ощущение реальности происходящего покидает её так же, как и неровное, напряженное беспокойство, которое паразитировало в ней последние несколько месяцев. Майкл обещал… Все должно было быть хорошо.

С каждой бумажкой, с каждым новым журавликом её надежда таяла, рассыпалась на тысячи, миллионы таких же.

Небрежно брошенные на стол часы в металлическом браслете казались ей сейчас наручниками. Они шли бесшумно, будто бы отсчитывали её срок. И немного печальный, особенно в такую ночь запах её духов.

Она услышала глухой звук тяжелых капель о листву.

Створка окна оказалась открытой. Ей казалось, что она видит (или она действительно это увидела?) поблескивающие от неяркого света едва заметные капельки на стекле, и ей захотелось дотронуться до этой влаги, собрать все бусинки, уничтожить, поверить в их реальность…

Она нуждалась в Майкле.

Сара никогда не отступится от него, не уничтожит капельки-журавлики.

В темноте перешептывался слабый дождь.

Она курила на кухне.

end

03:

Название: Зона V.I.P
Номинация: джен
Персонажи: Пол Келлерман, Дэнни Хейл и Джон Абруццы
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: 1-ый сезон

...

Хорошо, объясняю на пальцах, видишь средний?.. (с)
Народная мудрость

Специальные агенты получают своё супер-образование в специальных же академиях, это все знают. Не исключением были и напарники Пол Келлерман и Дэнни Хейл. Оставив позади восемь лет обучения и пару десятков трупов на двоих, агенты и, по совместительству, приятели, предстали пред светлые очи вице-президента Ю-Эс-Эй миз Кэролайн и получили новую, хорошо оплачиваемую работу, чем были крайне довольны.

А один из них, поджарый брюнет, как вы понимаете, в дополнение к денежному вознаграждению и признанию страны получил повод помечтать о ледяных глазах высокопоставленной блондинки, но это уже, другая история, так что последуем его же примеру, и оставим душевные метания в стороне.

Сосредоточимся на работе. Его работе.

Агент Келлерман был искренне убеждён, что система заключения в его родной стране крайне несовершенна. Действительно, как можно сажать преступника в одиночную камеру и при этом давать ему право на прогулки, совместные походы в столовую и вообще, отпускать его на общественные работы? О времена! О нравы! И где же логика? В чём же тогда заключается изоляция, если даже тюремные крысы знают, кто этот заключенный, за что сидит и время его передвижений?

Вот именно поэтому специальный агент был недоволен, очень недоволен системой, и собирался когда-нибудь в будущем её изменить. Но для начала, необходимо было закончить одно крайне непростое дело, а для этого нужно было собрать информацию обо всех контактах Бэрроуза и тщательно её проанализировать.

На столе были навалены груды папок – личные дела заключённых. Но не те, что хранятся в архивах судопроизводства, а негласные личные дела, о существовании которых, мало кто догадывается кроме сотрудников Компании, просто потому, что узнав о наличии этого архива, мало кто оставался в живых.

За столом, напротив друг друга на двух жёстких и неудобных стульях сидели специальные агенты Хейл и Келлерман и изучали все предоставленные им материалы. Точнее должны были изучать. Поскольку Дэнни неторопливо потягивал остывший кофе и смотрел в потолок, а Пол – держал в руках очередную папку и с ненавистью смотрел на фотографию, с которой скалился мужчина средних лет по имени Джон Абруццы. Но перерывы имеют тенденцию заканчиваться.

- Абруццы, Джон. Иллинойс, 1953… - на удивление спокойным голосом произнёс Пол.

Дэнни отставил стаканчик с недопитым кофе подальше и зафиксировал продиктованную информацию в недрах ноутбука.

- Кто он?

Пол уже с резвостью листал личное дело и заглатывал информацию, а потому, даже с неким воодушевлением ответил.

- Один из лидеров итальянской мафии в Чикаго и на всём западном побережье.

- Ничего себе! - присвистнул Дэнни, - И как это он попался?

- Прокололся на первом правиле, - удивлённо вскинув бровь, отозвался Пол, вчитываясь в дело, - оставил свидетеля, некого Фебоначи. Дилетант.

Пол поставил свой диагноз и Дэнни с радостью присоединился к его мнению, о чём тут же и сообщил.

- Это точно. Вот строят из себя дона Корлеона очередного, а сами ничего сделать не могут, без того чтоб облажаться!

При словах напарника Пол оторвал взгляд от документов и, не говоря ни слова, вгляделся в довольное и цветущее лицо толстячка Хейла. Дэнни смутился, но попытался взять себя в руки.

- Ты не согласен? Разве этот Абруццы не совершил самую глупую ошибку? – вопросительно затароторил мужчина.

- Да нет. Почему же, полностью согласен. – протянул Пол. Переводя взгляд с лица напарника на потолок и принявшись раскачиваться на задних ножках стула. Дэнни по-прежнему смотрел на Пола со смесью страха и подобострастия. – Знаешь, я думаю, стоит обратить внимание на этого Абруццы, - наконец-то высказался Келлерман, - Такие зэки как он, могут стать чрезвычайно важными союзниками, если суметь на них нажать.

Денни слегка кивнул, опасаясь чересчур явно выражать своё согласие. Пол же встал из-за стола, и направился к выходу, на ходу натягивая пиджак. У самой двери он обернулся и произнёс

- Займись этим, а я пока…

Дэнни тут же протянул руку к папке с делом итальянца а Пол, ухмыльнувшись, закрыл за собой дверь. Агента Келлермана ещё ждала важная встреча с ВИ-АЙ-ПИ персоной, знать о которой Хейлу не полагалось.

...

end

...

04:

Название: Встреча
Номинация: Миса
Пейринг: Майкл/Сара
Рейтинг: PG
Спойлеры: нет

...

Он никогда не думал, что расставание с ней будет настолько невыносимо. Он всегда думал о ней: в тюрьме, бегах. Он был уверен, что только с ней, и ни с кем больше, он будет счастлив…
Долгое и мучительное расставание окупилось их встречей. Он обнял ее так бережно и нежно, он «поймал» ее взгляд, немного тревожный, но счастливый. Скупая слеза стекла по ее щеке. Они стояли, молча держась за руки, и ни он, ни она не решались что-то сказать. Они забыли обо всем, что было раньше, сейчас важнее них не было ничего. Им всегда помогала любовь. Теперь они были вместе, навсегда.

...

end

...

05:

Название: В Лос-Анджелесе солнечно
Номинация: Миса
Пейринг: Майкл/Сара
Рейтинг: G
Спойлеры: 4-ый сезон

Наступали холода. Ожидание их витало в воздухе, хотя погода в Лос-Анджелесе не менялась никогда. Утренний морской бриз обдувал кожу прохладными каплями, маня куда-то вдаль, туда, где вдоль озера Мичиган простирался дождливый Чикаго.

«…Сегодня в Лос-Анджелесе солнечно, без осадков, берите подружку и собаку и бегом на пляж. Отличный день для того, чтобы провести его вне дома. Ты согласен, Джеф?.. – Да, Томми, если бы я был Бритни Спирс, я бы точно прихватил с собой Пэрис и отправился бы сегодня в какое-нибудь тёплое местечко…»

Эти два болтливых бездельника никогда не ошибались. В Лос-Анджелесе солнечно. Правда, подружек нет, чтобы пригласить их на пляж. Да и собаки тоже нет. А парень занят более важными делами.

…И всё-таки было холодно. Это был тот холод, который чувствуешь всегда, где бы ни был. И он не зависит от того, какая погода за окном. В Лос-Анджелесе, где всегда солнечно, это ощущалось особенно ярко. Холод невидимой волной проникал в душу, обволакивал сердце покалывающей белой пеленой, и вот она уже мёрзнет, сидя на пирсе в Лос-Анджелесе, где температура не падает ниже 73 по Фаренгейту.

Она не знала, когда это началось. Они так отчаянно стремились быть вместе, что, оказавшись, наконец, рядом, просто не знали, что делать дальше. Но судьба справедлива. И их близость теперь удачно оправдывалась выполнением совместного задания государственной важности. Она иногда сомневалась, насколько нужна ему в этом. Обманывать себя можно было сколько угодно, но в их объятиях сквозил холодный чикагский ветер. Они пережили вместе столько, сколько большинство людей не переживают за десятилетия. Они сблизились так, что загадки больше не осталось. Боль выжгла едва появившийся трепет первых поцелуев и, казалось, не осталось больше ничего, кроме чувства преданного дружеского плеча рядом.

Так странно, что их связывала только боль. Ещё разочарования. В жизни, в людях, в себе… А ещё борьба. Бег – всегда от кого-то, задыхаясь, оглядываясь назад, пряча затравленный взгляд от прохожих. Бег по лабиринту, откуда им вряд ли найти выход.

А где любовь?.. Любовь таяла и выцветала, как мятый цветок оригами – закладка в Книге анонимных алкоголиков, зажатая между главами «Действовать» и «Работая с другими». Любви больше не было в тусклых взглядах, усталом полушёпоте и сухих прикосновениях.

Она почувствовала, как он подошёл сзади. И улыбнулась, не оборачиваясь.

- Появилась зацепка, где найти ещё одну часть Сциллы, - радостно прошептал он и обнял её за плечи.

Ей по-прежнему было холодно.

«…Да, Джеф, это, похоже, единственное, что тебя волнует. Объём наследства Пэрис Хилтон и размер груди Бритни. Может быть, ты найдёшь время обсудить более важные дела? Я уже начинаю задумываться, что я делаю рядом с тобой… – Томми, сейчас не время комплексовать. Сейчас время Рианны, этой шоколадной красавицы с золотистых берегов Барбадоса с её нашумевшим хитом «Umbrella», хотя вряд ли нам с тобой понадобится зонтик: сегодня в Лос-Анджелесе солнечно и осадков не ожидается…»

end

...

06:

Название: Нет
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Дэвид (Изгой)/Дебра
Рейтинг: R
Спойлеры: 2-ой сезон

- Извините, вы Скотт Колдбрендер?
- Ну да, а вы, наверное, Дебра Джин?
- Приятно познакомиться.
- Взаимно.

Они всего лишь случайные попутчики. Дэвид нашел Дебру в последний момент.
Она сразу ему понравилась – короткие темные волосы, озорной блеск в глазах и угловатая фигура.
Странный, дерганный, нервный – таким он показался ей в первый раз.

Они едут в машине и поют песни, те, которые знают – от кантри до рока. Он просто крутит кнопку радио – как выпадет.

Он называет ее девочкой.

От текилы голова кружится, и Дебра уже не чувствует себя просто девочкой.
Он целует ее и чувствует кисловатый вкус лайма. А еще особый вкус – алкогольный такой.

Он медленно расстегивает молнию ее джинсов и осторожно снимает их. Касается ее осторожно, будто она хрупкая фарфоровая кукла с широко открытыми глазами.
Вот только глаза у кукол так не блестят.

Кончиками пальцев проводит по гладкой коже так, что она вздрагивает от каждого прикосновения. Его дыхание щекочет ей шею и маленькую грудь, и он шепчет:
- Все будет хорошо.

А потом он резко входит в нее так, что дыхание перехватывает – больно. И что-то горячее и влажное течет у нее между ног. Она вскрикивает, коротко, хрипло. И ей больно, но она закусывает губу и глотает воздух - терпит.

Дебра смотрит в серый потолок расширенными зрачками, слышит его тяжелое дыхание и равнодушный скрип кровати, а потом резко зажмуривается, когда он очередным толчком вжимает ее в кровать.

Когда он кончает, она вскрикивает, и слезы брызгают из ее глаз, тогда она прижимается к нему всем телом, мокрая и горячая, утыкается лицом в его грудь, напряженно дыша и всхлипывая.

- Все хорошо, успокойся, - он берет ее за подбородок, целует, и губы у нее распухшие и соленые от слез.

Она шепчет:
- Скотт…

Дэвид вздрагивает.

Они лежат в кровати, улыбаются, смеются, болтают о всякой чуши, о Гавайях, когда раздается стук в дверь.
Она вскакивает, выглядывает в окно и удивленно говорит:
- Это полицейские.
- О, нет. Нет-нет-нет.

Паническое нет.

Он чуть не падает с кровати, несется в ванную.

Полицейский трясет фотографией перед ее лицом и ее глаза удивленно округляются, а рот полуоткрыт.
- Вы видели его?
- Нет.

Спасительное нет.

Она захлопывает дверь и в страхе поворачивается, он выскакивает из ванной. И вид у него тоже напуганный. Она отступает на шаг назад и говорит – нет.
Качает головой и говорит – нет. Повторяет как молитву.
Врезается спиной в стену и говорит-говорит-говорит это гребанное нет.

Он хватает ее за руки – больно, она пытается вырваться, но не может, сил не хватает. Он прижимает ее к стене, а она шепчет:
- Отпусти, пожалуйста, - почти плачет.
- Посмотри на меня. Посмотри!
Она поднимает голову и смотрит, долго, неотрывно.
- Я вернусь. Обещаю.
- Мне все равно.

На самом деле, все равно – это равнодушное нет.

Он резко отступает назад, отпуская ее.

Она говорит, и голос дрожит:
- Я пойду прогуляюсь, хорошо? Оставлю ключи прямо здесь, - она кивает на столик. – И, когда я вернусь, моя машина исчезнет. Я уверена, что через несколько часов ее где-нибудь найдут… Брошенной.

Дебра выскальзывает за дверь, а он так и остается стоять на месте, как последний идиот.

Дебра стоит на бесконечно длинном пыльном шоссе, и горячий ветер обдувает ее со всех сторон. Вокруг суетятся полицейские. Но ей все равно.

Все, что осталось после него – это пять букв aloha на пыльном стекле ее машины и ноющая боль между ног.

Она стоит на пыльном шоссе и смотрит вдаль, в горизонт, где раскаленный воздух подрагивает, искажая контуры. Сжимая веки и подставляя мокрое от слез лицо ветру, смотрит туда, куда ушел он.

Она - на крыльце своего дома, и он перед ней, глупо улыбается и говорит:
- Меня зовут Дэвид.
И вид у него счастливый такой.

А потом, будто в замедленной съемке, со всех сторон появляются люди в форме, они выбегают из машин с тонированными стеклами, они размахивают оружием, и Дебре кажется, что сейчас, как в дурацком кино, раздастся выстрел, и его кровь окропит ее светлую рубашку.
Она думает и мысленно ругает себя за это.

Наручники щелкают.
Он кричит:
- Я буду писать тебе. А ты будешь отвечать мне?

Но она не отвечает, лишь стоит, опустив руки, грустно улыбаясь, и слезы катятся по ее щекам.

Теперь он смотрит на мир по-другому - его глаза широко открыты. А на скуле уже загустела темная кровь.

Все, что осталось от него – это красные брызги на битом стекле не ее машины.

Телевизор монотонно шумит в гостиной. Дебра, спускаясь с лестницы, машинально слушает.

«И последние новости о группе заключенных, сбежавших из тюрьмы строгого режима Фокс-Ривер, штата Иллинойс – вчера вечером был убит Дэвид Аполскис, при попытке оказать сопротивление…»

Дебра не сразу улавливает смысл сказанного.

А потом будто очередную ступеньку из-под левой ноги вырвали, и она ухает куда-то вниз, в пустоту. Оступается, чуть не падая.
Она спускается по лестнице, медленно, будто во сне и шечпет – нет.
Нащупывает стену и шепчет – нет.
Прислоняется к ней спиной и шепчет – нет.
Сползает вниз, устало прикрывает лицо ладонью и шепчет-шепчет-шепчет, как ей кажется, это спасительное нет. Или нет, которое заберет всю ее боль.

Бесполезное нет.

end

...

07:

Название: Зеркало
Номинация: джен
Персонаж: Сара
Рейтинг: PG
Спойлеры: 2-ой сезон

Смотри.

Сара смотрела в зеркало и думала о том, что могло находиться по ту сторону него. Она ласкала взглядом холодное стекло, будто бы надеясь раствориться в его бесконечности, какой-то странной свободе. Дотронулась… Холодное.

Убегай.

Тьма, пришедшая, наверное, со Средиземного моря, поглотила её жизнь еще в детстве. Липкая, как вязкий туман, она мешала ей видеть, дышать, чувствовать.

Прячься.

В серости бетонных плит она жила (или просто притворялась), в серости бетонных плит она ждала, когда рухнет небо. Небо, под которым когда-то впервые увидела в зеркале своё падение. Обычно лживое, оно показало ей странный, затуманенный блеск её глаз, бледную, полупрозрачную кожу и особенно заметные на руках линии вен.

Не плачь, Сара Танкреди.

В комнате пахло чем-то мягким, слышно было тиканье часов, но всё, что имело сейчас значение – необычайно правдивое зеркало.

Сара просто не любила лгать, даже зеркалам.

end

...

08:

Название: Ты ни в чем не виноват…
Номинация: Миса
Пейринг: Майкл/Сара
Рейтинг: G
Спойлеры: 4-ый сезон

Встав с кровати, он бесшумно подходит к ней. Рука ложится на плечо. Это промах. Она еще слишком боится этих молчаливых нежданных прикосновений.
- Прости. Не хотел тебя пугать, – легкая (понимающая) досада на такую реакцию.
Рука в руке. Так просто. Так легко.
- Извини, – в глазах еще не пережитый ужас былых испытаний.
- Хочешь поговорить?
Замешательство. Нежелание бередить свежие раны.
Она задирает кофту. Белеющие полоски шрамов на спине. Они красноречивей слов.
Он проводит по ним пальцами, будто силясь стереть их с гладкой кожи.
И, несмотря на собственную боль, жертвенное утешение того, кого любит:
- Ты ни в чем не виноват. Не виноват.
Но он знает, что виноват. В ее порезах. В своих татуировках. В чьей-то смерти.
- Расскажи мне, как все было.
Она сама не хочет этого знать. И снова, охраняя его спокойствие, не скажет о грузе воспоминаний, отдающих болью в легких.
А редкие слезы сдержать сложно.
- Это же Компания. Они делали то, что привыкли делать. Там ведь не я одна была. Боже, они ведь угрожали Эл-Джею! И Линкольну. И тебе... И они не остановятся. А я не знаю, как с этим дальше жить.
И он тоже. Тоже не знает. И, поэтому, все, что ему остается на данный момент – это жалкая попытка утешить ту, которую любит…
- Эй, иди ко мне. Все хорошо. Все хорошо…
Короткое объятие. Они наконец-то вместе.
- Ты ни в чем не виноват, Майкл.
И они оба понимают, что это неправда.
Она, зная это, будет отгораживать его он смертельного чувства вины.
Он, зная это, испытывая это чувство, будет пытаться защитить ее от воспоминаний.
А весь этот коктейль чувств наверно и называется любовью.
Их любовью.
Смысл которой заключен в одной фразе:
- Ты ни в чем не виноват…

end

...

09:

Название: Кара
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Пол/Сара
Рейтинг: G
Спойлеры: нет

- Ты смотришь сериалы, Сара? – его добродушная улыбка никогда не веет холодом. Кажется, что сейчас он включит телевизор, и они будут смотреть глупый сериал про влюбленных.

Она не сводит с мужчины удивленного взгляда. Насмешливого взгляда.

- Знаешь, если бы мы сейчас снимались в сериале, то люди бы обязательно придумали нам какое-нибудь смешное название, - он говорит это с серьезностью. Он до такой степени серьезен, что хочется смеяться.
- Например? – и почему она не спрашивает – «Что за фигня? Что за сериалы? Что за название? Ты в своем уме, Пол?»

Она молчит.

- Так и быть, последние три буквы я подарю тебе, - он говорит с такой хитрой улыбкой, будто Сара его закадычная подруга. И как-будто он только сейчас придумал новую игру.

Пол и Сара.
- Пара… - Сара опускает взгляд.
- Нет, - три буквы. Три буквы досады. – Кара.

Сара грустно улыбается.

- Почему?
- Я агент Келлерман, а ты Сара…
Келлерман и Сара.

И почему-то сейчас не до улыбок.
Они смотрят друг на друга, а их острые взгляды пронзают.
Кто же мог знать, что даже их имена несут с собой наказание, уничтожение, смерть.

- Как же хорошо, что мы не в сериале.

- Почему же?

И почему-то ей хочется включить телевизор и забыть о том, что у нее связаны руки. Что ее мокрые волосы мешают ей. Что болят глаза и ломит тело.
Просто включить телевизор и посмотреть глупый сериал.
Вместе.

end

10:

Название: Праздник нашей любви
Номинация: Миса
Пейринг: Майкл/Сара
Рейтинг: G
Спойлеры: 4-ый сезон

"Дорогая, милая, любимая и только моя, Сара!

Я знаю, что ты только что проснулась, поэтому не буду тебе сильно докучать своим нудным письмом =)
Прости, что я встал с кровати слишком рано, и оставил тебя одну мёрзнуть целое утро. Так уж сложились обстоятельства, и шестая Сцилла всё ещё где-то там, далеко от нас...

И лишь один вопрос тревожит меня с самого утра: помнишь ли ты о том, о чём сегодня утром вспомнил я?
Впервые за эти две недели я взглянул на календарь, и... Ты догадываешься?
(Ведь только женщины запоминают такие вещи)

Двадцать пятое марта - день нашей первой встречи в Фокс-ривер.
Помнишь, как это было, как мы влюбились друг в друга?

Так вот я и отложил все свои "второстепенные" дела на потом и решил устроить нам небольшой пикник. Посидим наедине, вокруг только мы и природа. Ну как?
Мы заслужили этот отдых (так сказал Линк), да и я так считаю. Думаю, ты не заставишь себя долго ждать и придёшь ко мне прямо сейчас.

Приходи туда, куда приходим только мы с тобой слушать пение морских волн...

Хотел это письмо, написать как-то красивее, но, из меня вырос слишком плохой писатель.

Люблю, Майкл."

- Боже, Майкл, а ведь это было так давно! Сколько уже лет этому тюльпану?
- Ну-у-у-у... Три года точно! Давай-ка посчитаем: тюрьма, побег, опять тюрьма... Я смастерил его уже довольно давно. Ты тогда была ещё очень молодой.
- Ах, вот как?!
- Ой, прости, я поправлюсь, мы, тогда были ещё молодыми.
- Да неужели! Тридцать один год для тебя уже придел? Ты так говоришь, будто у нас, уже седина на голове, и мы пьём горячее кофе около камина...
- А знаешь, я однажды подумал, что без этого цветка, у нас было бы всё совсем по-другому, не так. Он стал символом моей любви к тебе, нашей любви. Да и вообще, возможно, ты на меня даже и не взглянула, если бы я попал в тюрьму просто за мелкое хулиганство.
- О, да! Ограбление банка сделало тебя героем в моём лице!
- Да ладно, я же серьёзно. Мне надо было быть у тебя в кабинете. Вот уж и не думал, что встречу любовь своей жизни в тюрьме.
- Надеюсь, для тебя не окажется неожиданностью то, что я тоже не собиралась влюбляться в преступника, хоть и благомыслящего.
- Знаешь, Сара, а мне всегда было интересно, что это за умник придумал эти правила для симпатичных докторов тюрьмы?
- Какие правила?
- Никогда не влюбляться в заключённых...

end

...

 
malinkamiДата: Четверг, 23.10.08, 15:08 | Сообщение # 2
maniac
Сообщений: 1032
Откуда: Казань
пользователь оффлайн
11:

Название: Достучаться до небес
Номинация: джен
Персонаж: Пол
Рейтинг: G
Спойлеры: нет

— Думаешь, мы действительно будем сидеть на облаке, и говорить о море?
— Да, я твёрдо в это верю. (с)
Достучаться до небес

Тишина.
Слышится только, как падают капли с поржавевшего крана.
А потолок такой темный, далекий… но Пол представляет, что видит небо.

Темное, но притягательное.
Такое далекое, недосягаемое.

Кап-кап.

- Спишь? – слышится грубый мужской голос за стеной. За холодной бетонной стеной.

Пол молчит, не отрывая взгляда от потолка.

- Ты веришь, что после смерти попадешь на небо? – мужчина задает свой вопрос и даже усмехается ему.

Два часа ночи. Тюремная камера.
Он видит небо даже в этой грязной камере для заключенных под стражу бывших агентов.

- А вы шутник, агент Келлерман, - смеется друг по несчастию.

- Когда-то им был, - с легкой досадой произносит Пол. И, правда, можно было посмеяться над всем. Над всей этой чертовой жизнью, которая хотела сделать из Пола достойного военного. Достойного человека, который не идет против своих принципов. Человека, который верен своей Родине и готов защищать ее…до смерти.
И можно смеяться долго, задорно… вечно.

- А если честно, хотелось достучаться до небес и сказать все, что я думаю о Господе Боге и его решениях, - вдруг отвечает мужчина.

- И ты уверен, что сможешь это сделать? – Пол приподнимается с кушетки. И смотрит, вглядывается в темную стену. Пытается увидеть человека, который разговаривает с ним. Хочет увидеть его отчаянный взгляд и действительно поверить в то, что он говорит.

- Да, - тихий голос того бедолаги. Голос агента, который убил несколько своих друзей, чтобы защитить свою семью. Чтобы ни одна живая душа не смела больше прикасаться к его жене и детям. И он уверен, что попадет на небо.

Пол терпеливо молчит, раздумывая над одним лишь словом – «уверен». Можно быть уверенным в том, что попадешь в ад. Будешь гореть веки вечные в красном пламени судьбы. Вечно.

- А, ты Пол?

- Да, я уверен.

В детстве его спрашивали, уверен ли он в том, что хочет служить своей Родине. Он решительно отвечал – «Да, я уверен»
В юности ему задавали вопрос, уверен ли он в том, что сможет отдавать всю свою жизнь службе. Он отвечал – «Да, я уверен».
И сейчас его спрашивают, уверен ли он в том, что все произошедшее позволит ему попасть на небо. И он отвечает - «Да, я уверен».

И сейчас он сидит на провалившейся кушетке и смотрит на черный от плесени потолок. Его глаза болят от недостатка света. Но Пол сжимает зубы и пытается улыбнуться этому бетонному холодному надгробию, которое висит над ним.

И он видит небо…
… потому что знает, что попадет туда.

end

...

12:

Название: Сказки, рассказанные на ночь…
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Сукре/Мари-Круз, и др
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: 1-ый сезон

По вечерам в Фокс Ривер очень душно.

Старые кондиционеры не справляются с объёмом работ, и жаркие тела заключённых пылают так сильно...

Вечером и ночью в тюрьме не просто заснуть.

Кто-то говорит, что охранники специально что-то делают с вентиляцией. Чтобы преступникам было неуютно, чтобы они злились, чтобы они кричали - выражая своё недовольство, чтобы они не спали сами, и не давали заснуть другим. Ведь сон – это маленькая жизнь.

Ведь их сон – самое настоящее бегство.

Поэтому в Фокс Ривер так душно вечерами. Может быть, поэтому желанная прохлада скользит по коридорам и камерам только ближе к утру, когда сон, слишком короткий и неровный, чтобы успеть прожить положенную тебе ночную жизнь.

А они всё равно видят сны. И делают для этого всё возможное.

Вот только среди трёхсот заключённых, даже проверенными с детства способами воспользоваться очень не просто. Но некоторые вещи стоят того, чтобы стараться изо всех сил.

Ведь любой побег возможен только при тщательной подготовке.

Он не стратег как его новый сокамерник Скофилд, но у Фернандо Сукре есть свои сильные стороны, есть свои проверенные приёмы. Методы, благодаря которым он выжил в цветном гетто, благодаря которым он не сломался в тюрьме.

Если вы спросите, как ему это удалось, ответ будет один - когда есть ради чего жить, человек выживет. Надо думать об этом, мечтать. Необходимо страстно желать и ни секунды не сомневаться.

Сигнальный маячок Фернандо зовут Мари-Круз.

Она приходит один раз в неделю в комнату для свиданий, и каждую ночь к нему во сне. Она улыбается и говорит что всё не важно, что она будет ждать. И он ей верит, потому что верить в неё - значит верить в их будущее, верить в себя. Фернандо знает об этом очень хорошо.

Он рассказывает об этом своему сокамернику - красивые сказки о том, что будет после.

И Майкл единственный кто слушает его.

Фернандо знает, что такие люди как Скофилд – они понимают. Потому что у их маячка тоже есть имя. Пусть пока что Скофилд не готов рассказывать о себе, это не так важно. Фернандо и так покажет ему путь надежды. Ведь он-то готов наконец-то озвучивать сказочные истории о будущем счастье со своей любимой женщиной.

И он рассказывает. Каждый вечер, перед сном. Когда в камере душно так сильно, что каждый следующий вдох кажется последним.

Рассказывает о ней.

Мари-Круз.

У Фернандо есть то, ради чего он делает невозможное каждый вечер. И он точно знает, что всё это не зря, пока где-то там, в другой свободной жизни она думает о нём.

И пусть пока что у них есть лишь редкие свидания и сны, где они вместе, где они прикасаются друг к другу. Это не конец, а только начало.

Пресвятая Мария, знает, куда ведёт его. Ведь всё это было не случайно – ограбление, полицейские сирены и суд.

Предопределенность.

Мари-Круз заслуживает только лучшего, он это знает. И здесь, вдали от неё, он обретает терпение, он учится жить с другими людьми, ценить её близость, любить свою свободу.

Это не просто наказание. Фокс Ривер - его испытание, его крест и преодолев это - он станет лучше. Он будет достойным её любви.

Это стоит того чтобы ждать.

Фернандо знает, что Мари-Круз не только имя любимой женщины.

Мари-Круз - крест девы Марии.

Его крест.

end

...

13:

Название: Все дороги ведут в Юту
Номинация: джен
Персонажи: Майкл, Линкольн, Сукре, Ти-Бег, Си-Ноут
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: 2-ой сезон

- Да вы охренели! – с виду интеллигентный, Майкл, пыхтя, старательно и честно пытается выкопать хотя бы несколько сантиметров в полу. – Толпу собрали тут. И каждый ведь свой кусь урвать хочет. Ладно, хоть Псих не приперся…

К сожалению, а, может, и к счастью, Майкл даже не догадывался, что тот сейчас преспокойно пытается отплыть в Голландию с помощью одной картины, двух палок и моральной поддержки в виде дружелюбного барбоса.
Но, как бы это банально ни звучало, это совсем другая история. Вернемся к нашим кладовщикам.

- Скажи спасибо, что не легавые.
- Эй, заткнись, Снежинка, мы не виноваты, что старый хрен вопил о пяти кусках во все горло, - Си-Ноут сплевывает на пол.
- Хорош плеваться, нигер.

Ти-Бег стоит, прислонившись к стене, поджав свою руку, будто кролик лапку.
- Какие мы нежные, - Си-Ноут морщится, поглядывая на мужчину. – Форму-то почти голубенькую под тебя, что ль выбирали, педик? Лучше бы копать начал.
Ти-Бег с псевдо-мученическим лицом поднимает покалеченную руку, ни говоря ни слова.
- Вот урод. Твоя культяпка еще не сгнила?
Не обращая внимания на вопрос, Ти-Бег говорит:
- Пусть вон Линк лучше копает. У него все равно больше ни хрена не получается, чем физическими нагрузками заниматься.

- Ты что, мои интеллектуальные способности имеешь в виду? – После длинной паузы выдает Линк, сжимая лопату.
- Все-все, молчу. Пойду лучше старую шлюху развлеку.

Ти-Бег выскальзывает в дверь.

- Слушай, Сукре, ты же к Марикруз собирался, дорогу попутал?
- Да я и собирался… Приехал, значит, а там…
- Начинается…

- Проследить бы за педофилом, прибьет еще бабу ненароком.
- Ага, сейчас гляну, - с нездоровым энтузиазмом говорит Майкл, с готовностью бросает лопату и слишком уж быстро выскакивает за дверь.
- Вот почесал-то, - ворчит Си-Ноут.
- Копай давай, - произносит Линк и угрожающе сверлит его взглядом.
- Да копаю я, копаю… Ты бы лучше так пол просверлил. Вон мелкий вообще смылся тачку заправлять – и ни слуху ни духу.
- Да, что-то он долго. Не поймали бы его, - размышляет вернувшийся к тому времени Майкл.

- Ну ты даешь, Сукре, от бабы в морду получить.
- Она же коп, - жалобно протягивает парень, прижимая пакет со льдом ко всей правой части лица и виновато моргая левым глазом.
- Ну и что? Ладно, хоть Линк рядом был.
- М-м-м-м, - многозначительно протягивает Большой Брат.
- Да ну, я не виноват, что Ти-Бегу приспичило бабе нож под горло подставлять. Обиделся он… Тоже мне, мачо на пенсии…
- Да чмо он, вот кто! – Поддакивает Си-Ноут.

В это время сам виновник торжества, или попросту Ти-Бег, проголодавшись, открывает холодильник и, исчезая в нем всей верхней частью тела, начинает копошиться там.
- Эй, ты вообще офигел! – Си-Ноут подскакивает к нему, вытягивает за шкирку из холодильника и сам ныряет туда.

- Отлично, теперь у нас еще две связанные бабы в доме. Что делать будем? – Майкл, не обращая внимания на возню около холодильника, выдает на обсуждение очень важный вопрос.
- Копать, - с серьезным видом заявляет Линк и топает в гараж.
- Пошлите, - окликает большой-босс-мистер-Скофилд двух голодных подчиненных.
- Да, сейчас! – хором выкрикивают преступники, поочередно выныривая из-за дверцы жизненно необходимого агрегата.
- Отойди ты, пидор.
- Иди на хрен, черномазый.

- А ты, Сукре, будешь баб сторожить.
- Угу.
Держа в одной руке пистолет и пачку со льдом в другой, Сукре уныло тащится в гостиную.

- Да хватит вам! – Громко гаркает Майкл, напускивая грозный вид. Хотя, сказать вам честно, у него получается явно хуже, чем у Линка.
- Не психуй, Красавчик, - сообщает Си-Ноут и невозмутимо направляется в сторону гаража, с довольным видом вцепившись в пакеты с провизией.
За ним спокойно семенит Ти-Бег, лопая печенье, а потом резко выхватывает у того пакет и, подпрыгивая, с громкими воплями победы несется вперед.
- Верни жратву, козел! – Си-Ноут шустро бежит за ним.

- Вот придурки…

- Вы опять! – устало кричит Майкл, наблюдая за дерущимися Си-Ноутом и Ти-Бегом, слушая разнообразные реплики типа «Белый отброс» или «Сукин сын». Разнообразие заключается в их чередовании.

- Слышь, мужики, Изгоя взяли, - сообщает Сукре, вбегая в помещение.

Драка тут же прекращается.

- Че-е-ерт…

- Э-э-э-э…
- Ты чего, идиот? Верзила в тебя вселился?
- Мужики… тут того…
- Ну!
- Бабло, - заканчивает свою гениальную мысль Си-ноут.
- Чтоб я сдох! – резво запрыгивая в яму, вскрикивает Ти-Бег.
- Было бы неплохо, - замечает Майкл, устремившись за ним.

- Тяжелый, сука…

Тут ящик неожиданно теряет дно и летит вниз, не забыв при этом мужчин.

- Охренеть!
- Бля-я-я-я…
- Таиланд, я лечу к тебе!
- Марикруз, детка!

Выражая свои мысли радостными матами, они разглядывают и щупают пачки банкнот, не доверяя последнее своим глазам.

- Рюкзак. Живо!

Сукре задумчиво отводит взгляд от своих жертв и размышляет: «Я не переигрываю?..»; все-таки решает, что нет, и продолжает воодушевлено вопить и размахивать пистолетом.

Майкл услужливо подает ему рюкзак, и Сукре исчезает в дверном проеме.
- Адиос, амигос.

Ти-Бег, косясь на Си-Ноута, наигранно причитает, затем задумчиво отводит взгляд и размышляет: «Я не переигрываю?..»; все-таки решает, что нет, и продолжает воодушевлено лить слезы.

Сукре улыбается, возбужденно открывает рюкзак со счастливым видом человека-у-которого-в-руках-пять-кусков и созерцает перед собой смазливую мордашку некой брюнетки на обложке журнала.
С секунду он хлопает выпученными глазами и спрашивает:
- А где деньги?!
В панике перебирает журналы и повторяет:
- Где эти чертовы деньги?!

Майкл устало вздыхает и с видом Господи-за-что-мне-все-это поднимает глаза к небу:
- Твою ж мать.

end

...

14:

Название: Мята
Номинация: джен
Персонаж: Ти-Бег
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: 2-ой сезон

Ти-Бег любил запивать мятные конфетки водой из-под крана. Это казалось ему чем-то свежим, необычным, новым и странным.
Он вспомнил об этом в душном городе, где слишком правильные дома льнут друг к другу, где все кажется единой картинкой, из которой нельзя выделить что-то одно, где он захотел новую жертву.

(Иногда он сравнивал это с мятой, свежей и вкусной.)

Для него началась новая игра, он примерял новую роль. На этот раз он – покалеченный ветеран. Знал бы её отец, на каком поле ему приходилось вести свою битву. Её руки почему-то пахли мандаринами, а волосы едва заметно переливались на солнце.

(Его порок, его жертва, его зависимость.)

Его жизнь напоминала ему кино: без сюжета, без слов, без талантов. И даже сейчас, в летнюю жару, он не замечает солнца, для него всё было одинаково, бесполезно.

Поэтому он едва заметно облизывает губы.
Поэтому он сейчас смотрит на неё взглядом хищника.
Поэтому ему нужна её свежесть.

(Жаль только, что мятная конфетка быстро тает.)

end

...

15:

Название: Он скоро придёт
Номинация: джен
Персонаж: МэриКруз
Рейтинг: G
Спойлеры: 4-ый сезон

Густой тёмный, выскользнувший из пучка недавно стриженых волос локон, щекотал скулы молодой и красивой девушки. Она то и дело останавливалась, чтобы разнять занятые огромными сумками руки. Каждый раз, отрывая от земли неподъемные пакеты, она запрокидывала голову назад, и непослушный локон мягко падал на её смуглую щеку.
Мэри было уже далеко за двадцать, однако внутри её души по-прежнему оставалось то пылкое, воодушевляющее на безумные поступки чувство.
Стильный зеленоватый пиджачок, подчёркивающий стройную талию Мэри, едва застёгивался на парочку верхних пуговиц. Джинсы от Dolce&Gabanna скрывали мелкие недостатки и без того стройных и красивых ног несостоявшейся модели.

Быстрым, но нерешительным шагом девушка пересекла улицу. Завернув за угол, она тот час скрылась среди деревьев густой и безлюдной рощи. Мэри несколько раз повернула ключом в замочной скважине, и только зайдя в квартиру и захлопнув за собой дверь, с облегчением вздохнула. Перед ней, уже проснувшийся маленький мальчик, шевелил своими пухленькими ручонками в это же время, издавая звук нечто похожий на «сяп».

Повернув головку в ту сторону, где только что раздался странный звук, малыш увидел маму. Ту самую, которая редко выходила из дома, опасаясь каких-либо странных «недоразумений», ту, которая ждала и надеялась снова увидеть папу… Ту красивую и милую женщину, которая каждый день прижимала к сердцу сыночка и приговаривала: Он скоро придёт…

- Привет, малыш, а вот и я. Ты соскучился по маме? Снова хочешь кушать? Вот, бери, мне не жалко… Мой хороший, мой самый любимый ребёнок на свете! Ешь, золотой, он скоро придёт… Я верю, и ты верь, он скоро вернётся.

МэриКруз жила богато, как сказали бы некоторые из её соседей. Денег хватало и на ребёнка, и на саму маму. Хватило бы и на квартиру в престижном районе Нью-Йорка, однако Мэри предпочла маленький, но уютный домик в отдалённом уголке Оклахомы. Чистота, порядок, запах детской одежды – всё, что заставляло её подниматься каждое утро с улыбкой на лице, и каждый вечер засыпать с чувством удовлетворения и благодати.

Много времени Мэри уделяла ребёнку, однако не забывала и о себе. Лёгкий утренний макияж на лице и приготовленный завтрак для кормящих мам, занимали у Мэри около полутора часа. Ещё до того, как невинный и безмятежный сон младенца нарушал какой-либо звук из «вне», Мэри успевала проверить почту.

Открывая почтовый ящик, Мэри снова находит чек, вот только сумма в нём уже значительно больше.

1000 долларов, о мой Бог! А где письмо? Где же обещанное письмо?..

Лёгкое разочарование в душе быстро изменяется на понимающий и немного встревоженный взгляд. Она всё понимает:

Бедный Сукре, бедный наш папочка… Работает не покладая рук. Где же он раздобыл столько денег? И всё ради нас, всё ради того, чтобы мы ни в чём не нуждались. Он помнит обо мне и о сыне, а значит, скоро придёт…

end

...

16:

Название: Вниз
Номинация: Миса
Пейринг: Майкл/Сара
Рейтинг: G
Спойлеры: нет

Их жизнь как запотевшее после дождя стекло.
Ничего не видно.

Можно протереть ладошкой и увидеть, что же там впереди, но…
… все размыто.

И они одинокие капли от дождя, которые скатываются вниз.

Вниз по стеклу.
Медленно.

Никто не хочет опускаться вниз.

Майкл так хочет подняться вверх, дотянуться до неба, но он падает вниз.

Сара быстро охладевает, медленно опускаясь вниз.

Две капли – Сара и Майкл.

Они летят вниз, чтобы слиться одно целое.

Две капли.
Одно мокрое пятнышко на грязном полу.

Одинокое пятнышко, которое высохнет через час.

А дождь будет идти сутки, двое суток.
И две капли будут опускаться вниз каждый час.

Вниз.
Вниз.
Вниз.

end

...

17:

Название: Смотри мне в глаза
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Ник/Вероника
Рейтинг: PG
Спойлеры: 1-ый сезон

Мы всегда были на шаг позади. Или не так: они всегда были на шаг впереди. Каждая улика, каждая зацепка, и мы понимали, что мы не первые, что кто-то уже побывал здесь до нас, что кто-то уже уничтожил все, что кто-то уже замел следы.
Мы гнались за невидимым врагом. Вслепую, на ощупь.
А потом они заставили нас бежать от них.

- Я так больше не могу, - я прикрываю рот рукой и закрываю глаза.
- Мы должны. Мы не можем бросить все просто так, пройдя такой путь.
Я выдыхаю:
- Только… Только что на наших глазах сгорел заживо человек. Сколько еще последуют за ним? – Я почти кричу, чувствую, что не могу держать себя в руках, контролировать.
- Вероника… - Ник обнимает меня за плечи, и я утыкаюсь лицом в его грудь.
- Сколько?.. Может, следующая я? А, может, ты?
- Ты должна.
- Я никому ничего не должна, - отстраняюсь и качаю головой.
Я просто напугана.
- И что? Ты просто так опустишь руки?
Я молчу.
- Ты сможешь.

Я обрабатываю его раны, и он недовольно морщится и говорит:
- Щиплет.
- Ну, ты уже большой мальчик, - я улыбаюсь. – Кажется, все.

Я поднимаюсь.
- Где тут зеркало?
- Ну, уж нет, я твой должник. Садись.
Ник окунает кусочек ваты в перекись водорода и прикладывает к моему лбу. Щиплет.
- Ай…
- Ну, ты же большая девочка.
Я смеюсь.

Ник стоит, направив мне в лицо пистолет, и в голове проносятся десятки мыслей. Я замерла на месте, с приоткрытым ртом, глубоко дышу и думаю, что, возможно, через секунду меня уже не будет. И, можете посмеяться, я не думаю о самой смерти. Точнее, не только ней.
Я думаю о Линкольне, о Майкле, об Эл-Джее. О тех, кто останется.
Говорят, что за это самое мгновение до, находясь где-то между жизнью и смертью, в нигде, перед глазами мелькает вся твоя жизнь. Проносится, будто ускоренная кинопленка.
Я стою и жду, как дура, когда же промелькнет.
Я думаю, что останется после меня – лицо, залитое кровью, или аккуратная маленькая дырочка во лбу?
Я думаю, какой меня найдут и найдут ли вообще.
Я прикидываю, смогу ли я выбить пистолет из руки Ника, а, если и смогу, то кто осилит – он меня или я его?

А еще я думаю, что, наверное, отдав многое, в итоге я ничего не получила взамен. И даже больше – я потеряла все.

И все это за несколько секунд, представляете?

- А я ведь тебе верила, Ник.
И он стоит, держа меня на прицеле, и не смотрит мне в лицо, отводит глаза.
- Смотри мне в глаза. Смотри, я хочу, чтобы ты видел, прежде чем выстрелишь. Я хочу, чтобы ты смотрел, когда будешь стрелять. Смотри!

Я пытаюсь разглядеть его, но не могу – все вокруг в тумане и плывет перед глазами.
Я стараюсь говорить твердо и четко, но голос не слушается, срывается.

Он надвигается на меня и говорит:
- Иди вперед.
Я отступаю назад, к двери, спотыкаюсь и чуть не падаю.
- Выходи.
Я выхожу, он – за мной, встает сзади. Я не вижу, но знаю, что дуло пистолета направлено в мою спину.
- Закрой дверь.
Я закрываю и, когда он приказывает спускаться, ступаю на лестницу.
Ник силой запихивает меня на заднее сидение автомобиля и надевает на голову пыльный мешок, связывает руки жесткой веревкой.
Я слышу, как он заводит машину и вот тут-то мне становится по-настоящему страшно.
Мне кажется, что мы едем долго, слишком долго, и я уже не помню, сколько раз за это время умоляла его.

Наконец, он останавливается, а я так и продолжаю твердить сквозь слезы:
- Ник, пожалуйста…
- Вылезай.
Он стягивает с моей головы мешок и тащит меня за руку из машины.
- Хэй! – он тормозит такси и открывает передо мной дверцу такси.
- Что происходит? Ник? – Я в полной растерянности, как будто просто выпала из времени.
- Прости меня. Уезжай, Вероника. Ты должна разобраться в этом деле, у тебя получится, - он смотрит на меня, схватив за плечи и легонько встряхивая.
А потом сажает в салон машины.
- Прости меня.
Машина резко трогается с места.

И я сижу, ошарашенная, за окном мелькают огни города и глаза начинают болеть.
Я закрываю их, а в ушах все еще звенит его «прости меня».

...

end

...

18:

Название: По другую сторону
Номинация: джен
Персонажи: Эллисон Хейл, Пол Келлерман, упоминание Дэнни Хейла.
Рейтинг: G
Спойлеры: нет

...

Счастье каждой девушки в удачном замужестве. Эллисон не могла точно вспомнить, что она усвоила раньше: алфавит или же эту незатейливую истину. Она умела аккуратно укладывать волосы, её кожа приятно пахла цветочным мылом, и в общении она была само очарование. Их соседи всегда знали: проблем с замужеством у малютки Эллисон не будет.

У них с Дэнни всё было, как в голливудских фильмах 50-х годов. Но не в тех, где жили сегодняшним днём легкомысленные героини Одри Хепберн, а в тех, где воспитанные барышни из хороших семей носили приталенные платья с широкими яркими юбками из ситца, пекли пироги дни напролёт и напевали песни Петулы Кларк. Золотое американское поколение. Эллисон не зря любила эти фильмы. В одном из них она жила.

Они делили друг с другом тонкое трепетное чувство – без особой страсти, но очень глубокое, душевное, когда вместе хорошо смотреть старые телепередачи и просто молчать. Дэнни работал, и этой работой она поначалу как всякая хорошая жена живо интересовалась, но потом поняла, что любопытствовать на этот счёт не стоит. Дэнни работал на правительство. Это всё, что она знала. Это всё, что ей положено было знать. Это всё, что ей хотелось знать.

И она продолжала печь пироги, напевать беспечные песни времён маминой молодости и носить лёгкие платья. Милый беспорядок в гостиной, забавные детские рисунки «Любимой маме», аккуратно прикрепленные магнитиками к холодильнику, безупречные гортензии в саду. Тёплый дом, любимый муж и дети. Эллисон успешно замкнула счастливый круг.

Пол Келлерман появился в их жизни внезапно. Вернее, с удивлением для себя она обнаружила, что он был там всегда. Тёмной тенью на пороге, не решаясь заглянуть на ужин, поздними телефонными звонками, после которых Дэнни мрачнел, и короткими вежливыми фразами, от которых всегда веяло холодом. Она инстинктивно пыталась втянуть его в их уютный маленький мирок со стенами персикового цвета и тёплым запахом ванильного пирога. Но не для того, чтобы согреть. Пол разрушал их радужный цветочный мир с безоблачным небом. Она не знала подробностей, да и, наверное, не поняла бы, если бы узнала. Но отчаянно пыталась сделать его своим союзником.

Безуспешно. Пола уже завербовали куда более влиятельные силы.

Пол Келлерман тоже работал на власть. На власть над собой – власть, принадлежавшей кому-то, с кем добродушная домохозяйка с её нехитрыми планами не могла тягаться.

Она снимала детские рисунки с холодильника и бережно складывала их в коробки. Весь её мир теперь состоял из картонных коробок с тревожными надписями «Осторожно, хрупкое». Она поспешно подталкивала их к выходу, не оборачиваясь назад, искренне веря в то, что жизнь наладится с запахом печёных яблок и первыми строчками "When you’re alone and life is making you lonely you can always go downtown…"

Резкий порыв холодного ветра у входной двери, отбросил все её мечты обратно к безликим стенам.

- Не хотел вас напугать, Эллисон. – слышит она вежливое приветствие, и её вновь обдувает знакомым холодом. Ей кажется, что где-то в глубине дома она слышит звук бьющегося фамильного хрусталя.

Такого хрупкого.

...

end

...

19:

Название: Снова…
Номинация: джен
Персонаж: Джон Абруцци
Рейтинг: G
Спойлеры: 2-ой сезон

Они наконец вместе. Они оба испытали многое. Но чувство вины перед любимым человеком – это самое тяжелое испытание.
Они здесь… Они рядом…
Стук сердца выдает волнение.
Снова предали.
Снова подставили.
Снова…

Они здесь…
За тонкой стенкой.
Ждут моего унижения и рабской покорности.
Ну нет…

Стук сердца…
Снова возвратиться в сковывающее пространство тюремной камеры?
Снова видеть детей час в неделю?
Снова внимать натянуто-ласковой улыбке любимой женщины?
Это было бы слишком жестоко.

А вода из открытого душа громко стучит
по кафельной плитке моих нервов.
Сирены…
Крики…
Они рядом…

Слишком близко, чтобы не бояться.
Бояться чего?
Того, что снова.

Крепко сжимаю кулак – золотые звенья цепочки впиваются в ладонь
пульсированием сердца.
Они здесь…

Я не могу жить загнанным зверем.
Я слишком люблю небо и…

Медленно выхожу на залитую солнцем траву газона.
Десятки глаз…
Десятки огнестрельных жал.

Предложение встать на колени звучит неуместно.
И неубедительно.
Я не кающийся в своих грехах примерный католик.
И шрам на шее не изменил ничего.

Вскидываю вверх руку – невольная дрожь заполняет обвитые вокруг
металла пальцы.

Снова предали.
Снова подставили.
Снова…

Я не чувствую боли.
Только слышу глухую дробь выстрелов.

Невозможность удержать твой золотой подарок.
Прости меня за это, любимая.
Прости…
Снова.

end

...

20:

Название: Не папина дочка
Номинация: джен
Персонажи: Сара
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: нет

«Мама-мамочка…»

Когда Сара была маленькой, ей очень хотелось помнить о маме хоть что-то - тёплые руки, солнечную улыбку, лучистый взгляд. Но всякий раз, как кто-то произносил это слово – мама - перед глазами девочки всплывала лишь большая чёрно-белая фотография в дорогой рамке из отполированного до блеска красного дерева.

И всё.

Но девочка не сдавалась, и прикладывала все свои силёнки, чтобы заполнить этот образ.

«Мама-мамочка, я так люблю тебя…»

Маленькой Саре было мало маминой фотографии. Красивой фотографии, выполненной лучшим мастером города. Это её отцу мама нравилась именно такой. Во всяком случае, всякий раз как она спрашивала о маме – он брал в руки эту фотографию. Он проводил пальцами по изображению, пристально вглядывался в эту картинку, просто картинку. Он видел больше, чем было изображено. Видел то, что было недоступно для неё - его дочери, его маленькой принцессы.

И тогда она начинала почти ненавидеть его – своего отца.

Для него было достаточно посмотреть на фотографию, чтобы вспомнить, чтобы заново прочувствовать тени произошедшего. А для Сары этот путь был закрыт.

«Мама-мамочка, обними меня…»

Иногда маленькой Саре снились дивные сны. Добрые сны, красивые сны. И в этих снах она узнавала маму. Та обнимала её, прижимала к себе, говорила, что любит её - свою дочурку - не произнося не слова. Сара видела свет и чувствовала прикосновения. И тогда она плакала. Плакала во сне - от счастья, что мама наконец-то снова с ней. Плакала от отчаяния, просыпаясь в своей большой кровати и постепенно осознавая, что это просто сон.

И нету её мамочки…

Тогда она почти ненавидела ту, что оставила её одну в этом большом холодном доме.

«Мама?..»

Просыпаться было так больно, а спать вечно нельзя.

Или?..

Время бежало своим чередом, и Сара уже давно не садилась к отцу на колени, давным-давно с ним не говорила. Ни о маме, ни о чём другом.

Саре было уже четырнадцать, и она пыталась быть девушкой, но никто не мог дать совет каково это.

Очень медленно, шаг за шагом, она училась ненавидеть саму себя.


Сара закончила старшую школу, поступила в медицинский колледж. Она наконец-то стала не просто дочкой политика, а единственным отпрыском губернатора одного из крупнейших городов США .

Сара напивалась и покуривала травку.

Она потеряла девственность в подвальном чилауте со случайным собутыльником.

Сара получила свою первую дозу и стала наркоманкой.

Сара полюбила пьяный угар.

…чувствовать, что распадаешься на части, а затем вновь становишься единым целым…

Сара не ощущала ни боли ни холода - ходила по городу с огромными синяками под глазами - и ничего не чувствовала.

Почти ничего.

Только ненавидела. Она ненавидела себя так же сильно как отец, как все вокруг. А может быть и сильнее. Она не могла помочь людям и не могла помочь самой себе.

Уже много лет она не вспоминала о матери.

«МАМОЧКА!…»

…кричала…

Сара билась в истерике - закусывала губы до крови, ломала слабые ногти в попытках расцарапать ладони.

Она молила о смерти, молила о жизни, молила о дозе.

…кровавыми слезами избавлялась от зависимости…

Сара сумела.

«Мамочка, прости меня, защити меня. Ведь я - твоя дочь. Просто у меня было вот так.
И с этим мне надо как-то жить… снова... дальше….

Спаси меня.

Сохрани меня

Мамочка…»

end

...

21:

Название: Жизнь по приказу
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Пол/Сара
Рейтинг: PG
Спойлеры: нет

...

Пол выполнял все приказы беспрекословно и хладнокровно, но одно из поручений пробудило в нем неясные чувства.

«Убейте Сару Тангреди» - эти слова прозвучали для него как приговор. Он задавал себе вопрос: «Что это? Любовь, уважение или чувство вины? Что так мучило его сердце?» Но он привык работать безупречно, и он пошел на дело…

При встрече с ним Сара смотрела в его глаза. Она видела небольшую неуверенность в его взгляде, которую он тщательно пытался скрыть, в общем-то, как всегда. До последнего она надеялась, что он отступит и станет собой. Нормальным человеком, умеющим чувствовать, а не подобно роботу выполнять все приказы. Станет Лэнсом, который так забавно поедал пирожки, который все понимал и старался помочь. Но Лэнс – это Пол, просто настоящий Келлерман был скрыт, спрятан за этой оболочкой.

Нехватка воздуха, тихий крик и тяжелая рука Пола держит ее в ванне, наполненной водой.

Сара поняла, что настоящий момент не лучший для разговора. Ему было бесполезно было что-то говорить и объяснять, она поняла, что должна бежать любой ценой, но она верила, что когда-нибудь он выйдет из опасной игры Компании.

...

end



What did I do to undress all the beauty that surrounds me ?
One look at you will tell me everything I need to hear
There is nothing left to fear.
 
ЭльДата: Четверг, 30.10.08, 18:04 | Сообщение # 3
invisible
Сообщений: 544
пользователь оффлайн
22:

Название: Молчанка
Номинация: джен
Персонаж: Алекс Махоуни
Рейтинг: PG
Спойлеры: 3-ий сезон

Еще в детстве, когда Алекс Махоуни замечал, что трава на газоне перед его домом не просто зеленого, а невероятного, сказочно зеленого цвета, что она пахнет прохладой и летней беззаботностью, он и его друзья собирались все вместе и играли в такую смешную игру – молчанку.

Сейчас они пытаются рассмешить друг друга, толкаются – всё, чтобы выиграть, а маленький Александр как можно сильнее зажмуривает глаза и про себя, так, чтобы никто не услышал его голоса, отсчитывает секунды. Удивительно, откуда столько желания, столько воли к победе.

Он слышит смех и безобидные ругательства. Он победил! Солнце уже слепит его глаза, а серый, темно-коричневый и зеленый цвета из одной пестрой кляксы превращаются в траву, дома, деревья и узкие асфальтовые дорожки.

С возрастом Алекс не забыл о любимой игре, из которой всегда выходил победителем. Только жаль, что она перестала быть смешной, теперь нельзя просто, как в детстве, зажмурить глаза, нельзя проигрывать, нельзя… Правила однозначно стали жестче.

Сейчас Александр Махоуни находится в Соне, и ему это совсем не нравится.

- Может, мне нужно знать что-то о вашем прошлом?

Шорох в углу.

- Я слышал, вы сегодня не поделили что-то в коридоре.

Стук капель о пол.

- Всегда так дрожишь?

Откуда-то издалека доносятся крики.

Но он молчит.

end

23:

Название: Позвонить ей
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Пол /Кэролайн
Рейтинг: G
Спойлеры: нет

Раз… Два… Три…

На счёт «три» Пол стучит кулаком по зеркальной поверхности стола и набирает телефонный номер. Её номер.

На столе идеальный порядок. Галстук туго затянут. Он звонит ей.

Глубокий вдох… Выдох…

Он понимает, что она его не видит. Но он знает, что это не имеет значения. Сигнал мчится по проводам, по электромагнитным волнам несётся в её роскошный особняк в заснеженной Монтане.

Её замок.

На том конце провода раздаётся мягкий щелчок, и он слышит её мелодичное «Алло».

Её голос.

Он говорит спокойно, но поспешно. Чёрт, слишком поспешно. Он нервничает. Не потому что «адвокаты разнюхивают вокруг». А потому что он звонит ей.

Звонить ей – самая любимая и самая мучительная часть его рабочего дня. Время, его личное время измеряется этими звонками и длиной их разговоров.

Вдох…

Он с досадой смотрит на след своей вспотевшей ладони, оставленный на тёмной поверхности стола, и в который раз констатирует – он нервничает. Она же, как всегда, уверена. Как всегда, насмешлива и слегка высокомерна. Она… она как всегда.

Выдох…

Его судорожное дыхание беззвучно – как у профессионального певца. Его «understood» звучит невозмутимо. Движения плавны. Он понимает, что она не видит его.

Но это не имеет никакого значения.

end

24:

Название: Рыжая
Номинация: Миса
Пейринг: Майкл/Сара
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: нет

…А потом я покрасила волосы в яркий золотисто-рыжий цвет, чтобы чувствовать солнечный свет всегда на себе.

И в тот же день началась новая жизнь: постоянная работа, тихие домашние вечера, вовремя оплаченные счета. Знали бы вы, как много радости, как много спокойствия может быть в рутине. Постепенно я снова приобретала уверенность в завтрашнем дне, а вместе с тем - уверенность в себе.

Спустя пять месяцев помимо нескольких приятелей появилась и любовь. Не первая любовь, неправильная любовь, но любовь. И он смотрел на меня светлыми глазами, проводил крупной ладонью по моему бледному запястью, прикасался к моим рыжим волосам и…

Он попросил оставить дверь не запертой, и я это сделала. И той же ночью покрасила волосы в тёмный цвет, чтобы моя счастливая и спокойная рыжина осталась в прошлом. Так же как он.

И в прошлом осталась нормальная жизнь.

Моя жизнь, где ты точно знаешь, что завтра проснёшься в семь тридцать утра, а в девять уже будешь на работе. Жизнь, где после восьми часов заполнения отчётов и немногочисленных осмотров пациентов, тебя ждёт сорок минут дороги до дома, разогретый в микроволновке ужин, и девятичасовой фильм перед сном.

В моей солнечной жизни не было места для групповой терапии, не было больниц - где я была пациентом, а не доктором.

…не было мёртвого отца, незваных гостей в моей квартире, и случайных жертв, так сильно похожих на меня…

Не было и Майкла Скофилда, зато снова были бумажные птички, многочисленные допросы и повестка от прокурора. А ещё, во мне трепыхалась вера в то, что можно всё исправить, можно снова вернуться к жизни нормальных людей.

Когда же мы встретились, я поняла слишком много вещей сразу: что он винит себя за всё; что я его по-прежнему люблю; что я ему дорога как…

Ещё я поняла, что все это не важнее попытки, последней попытки, жить нормальной жизнью. Не где-то там, в возможном будущем, а здесь и сейчас.

Я закрыла дверь в надежде, что оставляю позади не только свою любовь, но и всё то, что Майкл принёс с собой.

Впереди меня ждала машина и дорога. Моя дорога. На которой я должна была раздумывать о правильности решений, на которой я должна была стать сильнее, но на первом же повороте судьбы меня ждал Лэнс. И времени на раздумья не осталось вовсе.

Он сжимал мою шею стальной хваткой и топил в тёплой воде. Он задавал вопросы, он пристально смотрел, он принял решение меня убить, а я только сильнее почувствовала жажду жизни. Любой жизни.

И я прыгнула в окно, и сбежала от убийцы. От той иллюзии нормальной жизни, которую Лэнс собой олицетворял и, которая оказалась всего лишь искусной ложью.

Я снова двигалась к Майклу.

И я обрезала волосы. Сразу после того, как зашила рану.

Криво и неровно.

Но я смотрела в зеркало и знала, что в отражении уже другой человек.

Эту инакость заметил и Майкл, когда мы снова встретились. Когда он прижал меня к себе, когда вновь провёл рукой по моим таким тёмным, таким коротким и спутанным волосам.

Доктора Танкреди больше не было, осталось только Сара, а ей было достаточно любой жизни. Лишь бы дышать воздухом, лишь бы быть поближе к единственному оставшемуся значимому человеку.

Это было бы пафосно, если бы не было так горько.

А потом оказалось, что даже быть вечными беглецами вместе не получается. Жизнь одного – это уже слишком много. И надо выбирать.

Я выбрала его - предстала перед судом.

Он выбрал меня - и оказался в Соне.

И выживать пришлось поодиночке. А оказалось что это гораздо проще. Вот жизнь – для этого компания необходима, для выживания же хватит тебя одного, и жажды выбраться.

Ради другого можно выжить. Вот жить ради другого не возможно, жить надо вместе. Вместе и ради чего-то общего.

Когда мы снова встретились мои волосы здорово отрасли и снова были рыжеватого оттенка.

Нет, я не вернулась к спокойной жизни, я не завела себе точный распорядок дня.

Просто жить вместе – это не значит жить в его темпе, в его действительности. Это значит признать те перемены, что произошли с нами обоими, и понять, что за долгие месяцы всё стало общим.

И если приходится срываться с места, если приходится рисковать и принимать на себя множество таких не похожих ролей, что ж это не большая плата за возможность быть с любимым человеком.

В конце концов, быть постоянно готовым ко всему – это своего рода тоже рутина. И в неё втягиваешься гораздо быстрее, чем ты мог бы подумать. А регулярный выброс адреналина может быть очень полезен.

Я смотрю в зеркало и вижу уверенную в себе женщину, которая не знает, что будет завтра. Она не знает город, в котором окажется, она не знает, что ей придётся делать. Зато она абсолютно точно знает, что завтра и послезавтра с ней будет её мужчина.

При этой мысли моё отражение начинает улыбаться. Ведь именно это знание стоило всего-всего.

В дверном проёме появляется такая знакомая фигура. Майкл подходит ближе, становится за моей спиной и проводит рукой по моим волосам, почти как когда-то. И я точно знаю, что совсем скоро мои волосы снова будут золотисто-рыжими.

Но прежней одинокой Сарой я не буду уже никогда.

end

25:

Название: Ночь перед Рождеством
Номинация: джен
Персонажи: Майкл, Линк, Сукре, Изгой, Ти-Бэг, Джон Арбуцци, Ди Би Купер
Рейтинг: PG
Спойлеры: нет

Последний день в Fox River для восьмерки заключены была самой тяжелой. Каждый думал о своем, вспоминал какие-то мгновенья из своей жизни до заключения, своих любимых и просто жизнь вне решеток. Сукре думал о Мари-Круз и об их будущем малыше, он вспоминал себе первую встречу с любимой и мечтал о свадьбе. Си-Ноут вспоминал жену и дочку, те счастливые дни, когда они были вместе. Старина Ди Би думал только о дочери, наивысшим счастьем для него было бы просто ее увидеть и обнять. Изгою было важно просто смыться из этого места. Ти-Бэг в ярких красках представлял себе встречу со Сьюзи Кью, Джон думал о семье и ждал расплаты с Фибоначчи. Линкольн думал о сыне и вспоминал минуты счастья с Вероникой, он жалел, что все сложилось так, как есть сейчас, и о том, что уже ничего не изменить, но надежда умирает последней и Линк ждал, что Ви его простит. Голова Майкла была занята только мыслями о предстоящем побеге, он проверял весь план и пытался рассчитать все нюансы и непредвиденные обстоятельства.
В душе каждого присутствовал небольшой страх, ближе к вечеру непонятная хандра была все сильнее и сильнее. Напряжение накалялось, нервы на пределе и все ждали заветного «Пора!» Все мысли перемешались, но надо было держаться и делать вид, что все как обычно.
Наконец стало смеркаться, пелена ночи стала постепенно закрывать светлое небо, настал тот час, и вся жизнь, казалось, пролетела, как мгновенье. И вот она свобода! Последний шаг и начнется новая жизнь и каждый надеется, что его жизнь будет самой счастливой, как Рождественская ночь в детстве.

end

26:

Название: 3 in the morning (Sepia)
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Пол/Сара
Рейтинг: PG
Спойлеры: АУ, 3-й сезон.

Он лежал на спине, свободно раскинув руки в стороны, занимая в ширину почти всю кровать. Подбородок даже во сне был слегка запрокинут назад. Открытая и расслабленная поза. Он не ждал нападения. Впервые в жизни. В комнате было душно, воздух казался неподвижным – густым и тягучим, как мёд. Лёгкое потрескивание цикад, доносящееся из открытого настежь окна, тонуло в вязком полумраке их комнаты. В луче лунного света, мягко льющемся на дощатый пол, подрагивали крохотные пылинки. Часы показывали половину третьего ночи.

Ещё три часа…

Она лежала не шелохнувшись. Ей казалось, что она заполняла собой всё пространство рядом с ним. Положив голову ему на плечо. Прижавшись животом к его бедру. Накрыв влажной ладонью покрытую жёсткими волосками грудь… Как на модных в восточных киосках рисунках инь и янь. Горячий комок внизу живота мягко пульсировал, но его нельзя было будить. Нет, она не могла его будить. За последние несколько дней он почти не спал. Они скрывались, они спасались, они бежали сквозь дрожащий знойный воздух Панамы в Америку – туда, где Келлерман должен был передать её Майклу. В целости и сохранности.

Как они и договаривались.

Как важна для тебя месть, Пол?.. Настолько, что ты сможешь отказаться от меня?.. От себя?.. От нас?..

Она осторожно провела дрожащими пальцами по его губам. Он улыбнулся во сне, пробормотал что-то, и, повернув голову, коснулся губами её лба. Его лицо за туманной поволокой сна было по-детски беззащитным. Широко раскрыв глаза, она всматривалась в него, стараясь запомнить каждую мелочь – едва заметные веснушки под дрожащими тёмными ресницами, мягкие морщины в уголках глаз. Она чувствовала на лице сладкое дыхание его безмятежного сна, терпкий запах его кожи, и её пьянило это состояние полной свободы и умиротворённости.

Они оба были обессилены от погони за призраками. Она – за бесцветной любовью к равнодушным взглядам человека, с которым их связывало только разочарование. Он – за местью людям, что давно забыли о его существовании. Три часа ночи – время, обнажавшее искренние их чувства, время, когда всё казалось возможным, когда они могли остановиться и быть самими собой. Но истинные желания обычно растворялись в первых лучах утреннего солнца, испуганно прячась за привычными состояниями – в неловких движениях, скользящих мимо друг друга взглядах и обрывочных в три слова фразах – коротких, насколько хватало сил, чтобы не дрожал голос.

Не касаясь его, медленно перебирая пальцами воздух нескольких миллиметрах от его тела, – там, где поднимается тёплая волна, она провела от плавной линии шеи по рельефной груди ниже - вдоль дорожки тёмных волос вниз. Она по-прежнему не касалась его, но он как будто чувствовал её невесомые лёгкие прикосновения. С его губ слетали тихие стоны, он что-то шептал во сне – она не могла разобрать, что именно, но ей безумно нравился этот хрипловатый голос и доверчивые интонации в его сонном бреду.

…Саре казалось, что она видит всё это со стороны. Как фотографию. Фотографию в режиме сепия – с этим влажным, густым воздухом, мерцающей лунной дорожкой и их телами, переплетёнными на смятой в причудливых складках постели.

Она застыла, наслаждаясь и каждой клеточкой впитывая ощущение свободы. Свободы от холодных призраков, которые всегда возвращались с запахом мокрой травы по утрам. Свободы – ещё на три часа.

end

27:

Название: Мёртвые души
Номинация: джен
Персонажи: Майкл, Сукре, Сара и др
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: нет

- Здравствуй, милок, кого ждёшь в столь поздний час?

Неожиданно подкравшаяся женщина сзади, заставила Майкла вздрогнуть. Обернувшись назад, он увидел пожилую старушку лет шестидесяти.

- Здравствуйте, а мы разве знакомы?..

Лёгкое недоумение, выразившееся у Майкла на лице, быстро переросло в удивление. Бабушка, придерживавшая руками тёплый платок, была одета в тёплую белую меховую шубу, однако на её ногах вместо валенок, красовались старые дырявые тапочки.

- Я смотрю, ты весь измёрз. Зима на дворе, градусов минус десять, а ты всё стоишь и стоишь… Пошли ко мне, чаю попьём, погреемся?

Майкл на секунду улыбнулся.
- Нет, спасибо, я жду друзей.
- Майкл, друзья подождут, - сказала старушка уже не столь доброжелательно.

Скоффилд выпрямился. Распрямив плечи и подняв голову, ему стало ещё холоднее, но именно это и придало ему большей уверенности.
- Откуда вы знаете моё имя?
- Я всё знаю. Прошу, не трать зря наше время и сделай правильный выбор. Я здесь - чтобы защитить и предупредить тебя. Тебе нужно уйти, прямо сейчас. Просто, ты должен мне поверить.

- Да, ничего я вам не должен! То есть, простите, но кто вы такая? И о чём вы вообще?
- Я дам ответы на все волнующие тебя вопросы, только прошу, пошли. Ну-ну, давай!

Озадаченный столь странной просьбой Майкл, хотел было поверить старушке, но…
Кто она? Откуда знает моё имя? Она следила за мной? От чего меня защищать? А может, она просто больна?

Множество вопросов крутилось у него в голове. Майкл стоял и молчал, а старушка терпеливо ждала. Наконец, взвесив все «за» и «против» он спросил:
- Может, встретимся с вами завтра после обеда и обо всём поговорим?
Осознавая всю глупость заданного собой вопроса, в придачу последовала глупая улыбка.

- Вижу я, что ничего из этого не выйдет, - загадочно промолвила старушка. – Ты ведь знаешь, что в таких случаях двух зайцев одновременно убить невозможно. Слишком просто было бы жить. Эх… Ты до сих пор не научился принимать решения. Ну да ладно, это не твоя вина. Возможно, лучше все-таки будет, если ты дождёшься друзей. Это послужит тебе уроком.

Резкий звук тормоза в автомобиле заставил Майкла обернуться, однако это был всего лишь пьяный водитель, пытавшийся остановить своё авто прежде, чем оно врежется в уличный фонарь. Обернувшись обратно, старушки уже не было.

Пытаясь выкинуть эту странную беседу из головы, Майкл решил позвонить Саре. Достав из кармана мобильный телефон, и дрожащими от холода пальцами открыв его крышку, Скоффилд увидел надпись на дисплее: No signal.

Вокруг трассы и квартала, около которых стоял Майкл, не было ни единой души. Все словно куда-то подевались. Вокруг царили тишина и покой. Вдруг, Майкл услышал, как кто-то слабо прокричал его имя где-то в темноте.

Показалось, - пронеслось у него в голове,- опять хулиганы, это же Манхеттен.

Следом за странными возгласами раздался звук выстрела. Майкл огляделся по сторонам, пытаясь понять, откуда, только что стреляли. Пробежав десять метров, он всё-таки остановился, чтобы перевести дух и прислушаться, но всё вокруг по-прежнему молчало.

- Майк…

Майкл подбежал к мусорному баку, около которого виднелись чьи-то ноги.
- Сукре?

Около груды ненужных вещей и мусора, лежал его бывший сокамерник. Всё его тело было в крови. Сукре держал руку на том месте, куда только что вонзилась серебряная пуля, и еле-еле набирая воздух в лёгкие, пытался что-то сказать.

- Сукре, о Боже! Что с тобой? Кто это сделал?! Эй, кто-нибудь!..
- Майк, не надо… Ты мне уже не поможешь…
- Нет, ничего не говори, молчи!.. Сейчас я наберу 911.
- Это всё из-за тебя… Они так и до МэриКруз доберутся. Держись от неё…

Ещё секунду назад в груди лучшего друга билось сердце, а теперь оно молчало. И снова гробовая тишина...

Не успев договорить все слова, Сукре скончался. Глаза у него, как и прежде, оставались открытыми. Заглянув в них в последний раз, Майкл увидел всю ненависть и боль, которую он испытывал ещё какую-то минуту назад, говоря эти жестокие слова.

- Сукре, друг, - чуть дыша, произнёс Майкл, - не умирай, слышишь? Что ты такое говоришь? Сукре!..

Еле волоча ноги по скользкому снегу, идёт Майкл, вытирая свои окровавленные руки об пальто. В надежде найти машину скорой помощи он кричит:

- Эй! Есть кто-нибудь? Хоть кто-то живой?..
В голове постоянно крутятся последние слова Сукре: Это всё из-за тебя! Держись от неё подальше…

Они, словно острый кинжал, вонзаются в живот раз за разом, не давая дышать полной грудью, а крупные слёзы, падают из зелёных глаз, мешая двигаться дальше, вперёд по дороге.

- Милый! – жизнерадостно окликает его Сара с другого конца дороги.
Кажется, что она ничего не замечает вокруг себя. Не замечает тех следов крови на снегу, которые оставляет за собой Майкл, не замечает машину, которая выезжает из-за угла и движется по встречной на полной скорости, вскоре не замечает и Майкла, махающего руками, и кричащего: Стоп!

- Господи! За что? Сара, Сара!.. Только не так…

Снова будет сидеть, склонившись над мёртвым телом, Майкл. Кажется, что он сам сейчас упадёт замертво. Любимая женщина вот так, прямо на глазах заканчивает жить. Её сердце больше не будет биться, а Майклу больше ничего не останется делать, кроме как бить кулаками о холодный асфальт и кричать:

За что? Зачем теперь жить? Для чего и ради кого оставаться в этом пустом и жестоком мире?!

- Хочешь увидеть смерть Линкольна?- спросит, уже знакомая ему старушка, - Я так и знала, что всё закончится именно этим.

Майкл поднимет голову и спросит:
- Да кто вы вообще такая?..

- Я, - ответит та, - женщина, которой ты не поверил, та, которая хотела предупредить и защитить тебя... Неужели ты не понял мораль всей этой истории? Как бы ты не пытался – они всё равно умрут. И ты умрёшь, но только позже. Так может, хватит строить из себя героя и спасать всех вокруг? Может, позаботишься только о самых родных и близких тебе людях? Ты ведь сам прекрасно знаешь, что виной всему этому твой побег. А раз вернуться в прошлое и изменить всё это невозможно, исправляй свои ошибки прямо сейчас. Ну, конечно, если ты не хочешь проживать остаток своих дней в одиночестве, и, глядя на портреты любимых тебе людей, говорить: Пускай бы умер, лишь один мой брат.

А теперь… Проснись!

end

28:

Название: Довериться ему
Номинация: Миса
Пейринг: Майкл/Сара
Рейтинг: PG
Спойлеры: 1-ый сезон

Они смотрят на нее как голодные хищники. Они впиваются руками в решетки окон и трясут их. В глазах у них – безумие и желание, животное и первобытное, неконтролируемое.
В кабинете душно, невыносимо душно и жарко, пахнет потом, кровью и медикаментами. Раньше последнего запаха она никогда не чувствовала (потому что привыкла), но сейчас он кажется наиболее терпимым из всех других.

- Я доберусь до тебя, гребаная медсестричка… И мы будем танцевать… Танцевать до самого утра…

Они кричат - грубо, до хрипоты в их глотках, и ей хочется закрыть уши, сильно-сильно, до напряженного гула в них, чтобы не слышать ни звука.
Они смотрят на нее - жадно, похотливо, и ей хочется зажмуриться, сильно-сильно, до цветных пятен в глазах, чтобы не видеть ничего кроме спасительной черноты.

Нельзя – говорят голоса в ее голове, они шепчут и кричат одновременно.

Она подбегает к окну и ударяет по толстому стеклу слабыми кулаками и крича срывающимся голосом:

- Помогите! Кто-нибудь!

Но никто не слышит и не видит хрупкую фигурку, метающуюся в окне, ведь в больничном блоке все в порядке.

Ее трясет от ужаса, от паники, от того, что будет, если они выбьют чертово стекло и откроют дверь. От того, что они сделают с ней.

Она разбивает стекло в шкафу с лекарствами и выбирает осколок – самый большой, самый острый. Оборачивает тканью, чтобы не порезаться, и выставляет перед собой, следя за ними.
Она судорожно сжимает осколок так, что он впивается ей в ладонь, и на белой ткани проступают пятна крови.

Он появляется внезапно, откуда-то сверху.
Он тянет ее наверх, под потолок. Она шарахается от его прикосновений – тело все еще напряжено, глаза у нее слезятся, горло першит от дыма, а разум будто поставил психологический блок, отгородившись от реальности. Она слышит его слова глухо, как фон, и старается зацепиться хотя бы за последнюю фразу.

- Просто иди за мной.

Она подчиняется:
- Хорошо.

И она просто идет за ним, согнувшись в три погибели, потому что он так сказал. Потому что она доверилась ему.

- Подожди… Мне нужно отдохнуть.

Она облокачивается на стену, в висках стучит, воздуха не хватает, и сердце бешено колотится. Опять фоном слышит что-то про Мексику и Таиланд, про гамаки, пиво и еще какой-то бред.
- Майкл, ты пытаешься меня успокоить? У тебя получается ужасно, - она насильно выдавливает смешок.
Он усмехается:
- Ну, я хотя бы пытаюсь.

Когда они наконец-то выбираются, и он бережно опускает ее на пол, она так и стоит, ухватившись за него и смотря прямо в глаза.

И еще на его губы.

Нельзя – говорят голоса в ее голове, они шепчут и смеются.

Он держит ее за руку, крепко-крепко, чтобы не потерять.

Они вдовем петляют по коридорам Фокс Ривер, как по долбаному лабиринту, и бегут от них. Она слышит их тяжелые шаги и дикие крики.

Наконец, увидев спасительную дверь, выход из этого ада, она резко тормозит, и в растерянности поворачивается к нему.

- Что ты будешь делать? – она спрашивает и заворожено, со страхом, смотрит на красненький огонек от прицела винтовки, который бродит по его груди.
- Вернусь туда. Я не могу идти с тобой.

И, когда он говорит, она видит за его плечом, как толпа заключенных вбегает в помещение.

Он резко хватает ее за плечи, разворачивает и кричит:
- Беги!

И она просто бежит, потому что он так сказал. Потому что она доверилась ему.

Она просто бежит, что есть силы, бежит и слышит за спиной десятки выстрелов, крики и звон бьющегося стекла.

end

29:

Название: Экзамен
Номинация: джен
Персонаж: Теодор Бэгвелл
Рейтинг: G
Спойлеры: 1-ый сезон

...

Радары крутятся в ночи.
Рычат ищейки в темноту.
А я смеюсь.
А я иду.
Никем не узнанный.
Р. Рождественский

Прислонившись к склизкому стволу дерева, он судорожно кашляет, будто легкие рвутся наружу.
Его сотрясает это болезненный приступ. А может озноб. А может боль.
Вернее – все сразу.

Колющее проклятие где-то слева – слишком долго бежал.
Прижимает к груди сверток, важный и оттягивающее-тяжелый.. Ткань промокла, и рука неприятно мерзнет. Вода? Нет, это кровь. Его кровь. Он слишком часто сталкивался с содержимым человеческих вен, чтобы не знать этот запах.

Визг сирен заполняет тяжелую тишину.
Это ищут его.
Потому что в данный момент он – легкая добыча.
Пустили собак. Чертовы твари! Сколько раз он попадался из-за проклятых ищеек!
Тело хранит отпечатки их клыков. Шрамы – вещь раздражающая, потому что они всегда с тобой.

От потери крови кружится голова. Сушь в горле становится невыносимой – обезвоживание имеет свои последствия.

Но он улыбается, несмотря на жжение в левом запястье. Потому что свежий воздух заполняет каждую клетку тела, тонизируя натруженные мышцы.
Мистер Бэгвелл снова на свободе! Хриплый смешок переходит в удушающий кашель.
Но это – пустяки.

Заметив шевеление в кустах, сжимается в напряженный комок, готовясь снова бежать.
Но это всего лишь птицы. Глупые божьи создания, а все-таки ускорили бег его сердца.

Огни Фокс Ривер остались позади. Вернуться обратно – значит проиграть самому себе, значит подчиниться чужой воле, значит оставить итальянца безнаказанным за боль в руке.
Нужно бежать. А силы на исходе…

Рука нащупала в кармане влажный клочок бумаги. Он хранит всего несколько слов, но таких важных!
Кроме этой записки с адресом он ничего не вынес из тюремного плена: ни урока, ни раскаяния – только и стало, что на пару шрамов больше.

То, что тюрьма чему-то учит – это общественное заблуждение. Ее решетчатые камеры не перевоспитывают убийц, маньяков, насильников – только больше разжигают жажду чужой смерти. Лишь одна польза от заключения – освоение искусства выживать.

А этот «кросс» по лесу – просто очередной экзамен.
И он должен выдержать его. Ради десятка слов, полуразмытых на листке из блокнота.

Его сотрясает кашель. А может страх. А может память…
Вернее – все сразу.

Нехотя отталкивается от шероховатой коры. Оставшись без поддержки, он, пошатываясь от усталости, продолжает бежать подальше от лая собак и механизма радаров.

Он просто сдает очередной экзамен.
А наградой за успешную его сдачу будет жизнь. Свободная жизнь.
И, от осознания этого, он кривил искусанные губы в улыбке.
Просто…Очередной…Экзамен…

end

30:

Название: Fighter
Номинация: другой пейринг
Пейринг: Сьюзен/Сара
Рейтинг: PG-13
Спойлеры: 4-ый сезон

Ее ноги подгибаются из-за усталости и боли, но она все равно идет вперед. Навстречу пьяным мужикам с похотливыми взглядами и злым страшным собакам.

Кажется, что если кто-то толкнет ее - она упадет. Прямо в эту грязную лужу и ее отражение не будет видно.

И она не хочет видеть царапины на своем лице и наливающиеся бурым цветом синяки.

Сьюзен просто идет по улице, и у нее болит низ живота, а на ногах жуткие царапины в крови. И ей хочется кричать на всю улицу от боли. Но она молчит, сжимая в руке кулак.

Все люди проходят мимо с опущенными взглядами. Они боятся поднять свои печальные глаза и увидеть девушку, которая нуждается в помощи.
Она истекает кровью из-за того, что пара мужиков решила воспользоваться ей.

И никто ей не поможет.

Поэтому она идет вперед с гордо поднятой головой по темной улице домой.
Чтобы придти домой.
Смыть грязь со своей кожи.
Надеть чистую блузку и брюки.

И никто не посмеет спросить ее, что случилось.

Потому что она борец. И справится со всем в одиночку.

- Милая-милая, Сарочка, - голос Сьюзен так сладок, что хочется расплакаться.

Она смотрит на белоснежную гладкую кожу Сару, и по ее спине бегут мурашки. Так непривычно видеть жертву, которая столь невинна и чиста. Или она ошибается, Сара?

- Что тебе надо? – голос Сары отдает уверенностью, но Сьюзен же знает, как Сара боится ее. Сара уже дрожит от ее нежных прикосновений. А ведь Сьюзен всего лишь провела острием ножа у нее по спине.

- Вопросы здесь задаю я, - Сьюзен до ужаса обожает уверенность в себе. Особенно в те моменты, когда все козыри у нее на руках. И поверьте, она всегда в данном случае играет честно.

И Сара молчит. И вот Сьюзен интересно – это потому что она поняла, что с ней лучше сотрудничать или потому что струйка крови покатилась по ее щеке?

Но вдруг Сара кричит. Открывает свой чертов рот и кричит, что есть силы. Ее крик слышен на всю улицу, и она не умолкает. Сьюзен пронзает этот крик, что она готова свернуть Саре шею в этот же момент.

- Заткнись, сука, - произносит она с ненавистью и закрывает Саре рот ладонью.

Ее горячее дыхание.
Она чувствует, как Сара хочет жить.
Как она хочет спокойствия и понимания.
Как она хочет, чтобы все закончилось.

И Сьюзен просто невыносимо смотреть в глубокие глаза Сары и видеть такую жажду жизни.

Иногда ей кажется, что Сара никогда не сдастся. Она будет молчать до конца, даже если ей отрежут все пальцы.

Она будет бороться до конца.
В одиночку.

- Куда прешь, шлюха? – отдается эхом грубый мужской голос. Но Сара ничего не слышит, а бредет куда вперед, нащупывая стены,… чтобы не упасть.

Ей кажется, что мир скоро поглотит ее. Будет медленно втягивать в вязкую глину и выхода уже не будет.

Его уже нет.

Каждый день одно и тоже – похмелье, выпивка, провонявшая потом кровать, вновь выпивка. А так хочется когда-нибудь проснуться в красивой и уютной постели, или лучше… не просыпаться.

Вечно спать где-то в уголке грязной комнатенки и видеть только сны о прекрасном прошлом, которое сделало ее такой.

- Долбанутая нахрен! – эти слова уже просто засели в голове Сары. За этот вечер ее называли такими страшными словами, что хотелось закрыть уши и кричать – «Нет. Нет. Нет. Нет» Она ведь не такая.

И она идет вперед, пошатываясь, но идет.

Потому что знает, что никто ей не поможет.
Ее отец работает, а мама… мама уже отдыхает.

Она знает, что помочь себе сможет только сама.

Потому что она борец. И справится со всем в одиночку.

- Раз-два-три, - со смехом считает Сьюзен. – Где же ты спряталась?

Тик-так. Тик-так.

- Эй, ты, тварь, я с тобой говорю.

Но Сара молчит как партизан. И с какого фига она должна выходить из своего укрытия и разоблачать себя?

Нет, она будет сидеть именно в том самом темном уголке и мечтать о том, чтобы все закончилось. Чтобы ее спасли.

Господи, ее ведь должны спасти.

Майкл, Майкл. Майкл?

Кто-нибудь должен выломать входную дверь и спасти ее из этого ада.

- Когда я тебя найду, я устрою тебе небольшой сюрприз, - медленно говорит Сьюзен. Она стоит рядом с тем местом, где прячется Сара.

- Устрой его лучше себе сама, - отвечает заложница. Она нарушила свое молчание.

- Я не думала, что ты так скоро поумнеешь.

А Сара встает с пола и смотрит своей ненавистнице прямо в глаза.

И она знает, что им никто не поможет.

Всем плевать на то, что они сидят в этой старой вонючей квартире и пытаются узнать – что им делать дальше? Как им жить дальше?

И они знают только одно – они справятся с этим в одиночку.

В этом мире каждый сам за себя, не так ли?

end

 
Форум » Фанфикшен » Фанфикшен » Конкурс драбблов/фиклетов 2008: конкурсные работы
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Главная | Форум | Сериалы | On-line | Расписание | Рейтинги | Гостевая
Rambler's Top100 © 2009-2014 tv-shows.ru | © 2006-2009 prisonbreak-tv.ru |