Логин: Пароль: Забыли пароль? Регистрация
Новые сообщения · Пользователи · Правила форума · Правила раздела "Скачать" · Поиск

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Bre, SmBH, Rayman  
Форум » Фанфикшен » Фанфикшен » Конкурс драбблов/фиклетов 2009: конкурсные работы
Конкурс драбблов/фиклетов 2009: конкурсные работы
ЭльДата: Понедельник, 15.06.09, 23:38 | Сообщение # 1
invisible
Сообщений: 544
пользователь оффлайн
01:

Номинация: драббл/фиклет с любым неканоническим пейрингом
Название: Кто я?
Пейринг/Персонаж: Ти-Бэг, Гретхен (упоминание)
Рейтинг: G
Время действия: 4.12

...

Мы все заложники своей собственной
личности...

Кодекс компании Gate

...

-Теодора Бэгвелла разыскивают за убийства, а теперь Коул Пфайфер взял заложников…А что делать мне?!
-Тебе надо о своей шкуре позаботиться, идиот! – со злобой выплевывает она, показывая этим взрывом свое волнение.

Что ей на это ответишь? Гретхен права. По-своему, конечно. И если бы эта психопатка не держала в руках оружие, я бы наверняка последовал ее совету – скрылся бы прочь из гребанной Флориды, прихватив пару-тройку ценных вещей из квартиры...

А теперь, из-за ее алчности (чувства мести, гордости, упорства – выбирайте сами) я держу на мушке целый офис невинных людей, которых несколько дней считал своими коллегами. А они в ответ называли меня «Сэр»…

И все-таки, несмотря ни на что, мне до безумия нравится дикое выражение испуга на холеных лицах этих офисных крыс. В итоге – балом правит тот, кому мораль позволяет стать лидером; тот, кто может себе позволить быть диктатором; тот, кого собственно и не заботит, что будет с тем, кто под ним – короче, балом правлю я! Да как и всегда…

Не буду кривить душой перед самим собой: не только из-за угроз я стал соучастником антикранцевской авантюры, не только из-за них. Магическая цифра «сто двадцать» и волшебное к ней дополнение «миллионов» убеждают куда лучше приставленного к голове пистолета. Хотя, когда как…

Высококвалифицированный работник, мастер своего дела, талантливый делец да и просто обаятельный мерзавец – все это обо мне! Лучший продавец на западном побережье… Ага, смерть продаю. Многим. Зато подешевке…

До той секунды, как она поставила каблук на мое и без того покрытое синяками лицо, я до конца не был уверен, буду ли новым сотрудником компании «Gate». После уже знал, что нет. Скрываясь под вымышленным именем Уистлера, я все равно оставался беглым уголовником Ти-Бэгом, который умеет искусно лгать и играть несвойственные себе роли. О да, актер я превосходный!

В какой-то момент, наверное, когда я впервые зашел в этот шикарный офис, я подумал, что все еще можно изменить. Да-да, на какую-то секунду поверил в такую возможность: получить шанс стать кем-то другим. И посмотреть на результаты своего эксперимента, которые, кстати, оказались потрясающими. Ну, еще бы…

Мне легко было играть «не себя», свою добрую половинку. Потому что где-то в глубине души я знал, что могу стать таким. Могу, но не стану никогда. И именно от этого больнее всего…

Все, кого я повстречал за годы на пути к этому офису видели меня своими глазами. Для одних я – лидер нео-нацисткой тюремной ячейки Ти-Бэг, для других – ветеран войны Клайд Мей; третьи видят меня смиренным лизоблюдом Теодоро, а для кого-то я – профи своего дела Коул Пфайфер. Но вот кто я на самом деле? Да кому не плевать…

Через пару минут я отниму еще несколько человеческих жизней… Наверное, в этом и есть ответ…

...

end

...

02:

Номинация: драббл/фиклет с любым неканоническим пейрингом
Название: В одиночку победить нельзя.
Пейринг: Майкл/Алекс
Рейтинг: PG
Время действия: 2 - 4 сезоны

...

Быть угнетенным, значит быть слабым. Показывать свои страхи другим, так же нельзя. Идти вперед и не сдаваться - вот, что в его жизни главное! "Цель оправдывает средства".
Но семья превыше всего! Разум его сила. - Это кредо его. В жизни главное верить, ведь вера так же превыше всего. "Просто немного веры" и это все. Слова пусты и ничего не значат, но только обещание имеет право быть в сердцах. Оно дано не всем, поэтому его так просто не понять. Одно лишь надо знать: "Ты мой брат! Тебя не прошу я, поверь". - И это в мыслях вертится давно. Еще тогда, в две тыщи пятом, когда журавлик оказался на столе. Еще тогда, когда поверив брату, разрушил жизнь один известный нам всем человек.
Прошли года, а он и не жалеет, что сделал это все сейчас. Хотя опасность рядом, а женщина любимая уж очень далеко. Ее пришлось оставить, что бы спасти другому жизнь. А выбирать ее он права не имеет, ведь брату слово он давал! Чувство вины играет роль большую. - Оно грызет все изнутри! Избавиться от этого ему не в силу, и говорит тогда одно: "Я правда виноват. Давай, грызи!"
Как всем известно, по - простому, свободу не найти! До нее дорожка слишком велика, а Майкл Скофилд лишь сделал шаг от старта, и далеко ему еще идти. Опасность, страх и чувство боли, терзающие все изнутри, покоя дать не могут, ни на день, на час, на миг.
Враг дышит в спину и стреляет в пятки. Идет за ними по пятам! И шаг за шагом нагоняет, а так же всегда оказывается немного впереди. А почему? Да просто все! Они похожи: Майкл/Алекс. Они как капли одного сосуда: Один "хорош", другой "плохой". Как тени две друг друга, как братья разума одни.

- "Быть слабым мне нельзя! Сдаваться так же, никогда" - твердит мужчина сам себе.
Он верит в будущее смело. Он жаждет вновь иметь семью. А вера в лучшее его изменит, ведь сын его не может жить отдельно, без отца. Его он очень сильно любит и вновь корит себя за то, что сам сломал свою судьбу, убив подонка одного. Жену он так же сильно любит, и вспоминает образ вновь и вновь ее, когда лежа один в квартире, упрямо смотрит в темный потолок. Агент, мужчина статный, умен ужасно и красив, но все же одинокий и жаждущий вернуть свою семью.
Всего одно задание, и вот его мечта уже сбылась! - Спокойный тихонький район, огромный светлый дом, жена, сынок, и все как было прежде. - Однако руки милый, руки, придется замарать. Не просто грязью Алекс, кровью! Кровью невинных, но "немножечко плохих". Тебя наверно это успокоит, немного... Но помни ты, Махоун, поможет это все вернуть твою жену!
Мечтая быть не одиноким, а любимым, Александр Махоуни пойдет на все. Он "темный" разум, из этих двух единых, и Скофилда нагонит все равно.

Спустя какое - то мгновенье, Майкл и Алекс встретят друг друга, оценят разум и поймут, что вот он их "единственный" противник, достойный, как никто другой. Их встреча будет необычна! Они поймут, что оба хотят свободу обрести, свою любимую вернуть, и вновь, как прежде, спокойствие найти. Хотят быть рядом со своей семьей, уехать далеко, что бы никто их не нашел. Зажить спокойно, без погонь и шантажа, без нервов и страха будущего.
Они поймут, что разум "сила" их! Что нет на свете справедливости и честного суда, правительства и всех верховных судей тоже. Что ложь лишь миром управляет, а деньги несчастных убивают. Одна лишь разница видна, между ними двумя: Алекс способен убить, а Скофилд никогда! - его душа не сможет обрести покой тогда.

В последнею встречу этих двоих, каждый хотел обмануть другого. Панама, солнце, деньги, яхта! - кому же все достанется теперь? Каждый из них думает, что ему, а противник останется ни с чем. Но не стоит забывать, что вы две капли одного сосуда, две тени друг друга, ребята. Эта борьба не закончится никогда, а так же не будет победителя, пока вы не пожмете друг другу руку! А сможет ли Скофилд забыть, что Махоуни убил его отца? Да, если он сильный. А он сильный, так же, как и Алекс!

Панама в прошлом, победителя нет! Никто из них не понял, что нужно простить друг друга и стать одной командой. И Майкл и Алекс в тюрьме, под названием Сона. Любимые далеко, а так же в опасности. Как же их спасти? - стать одной командой! Сплотить все усилия вместе, включить разум, и все объединить. Пожать друг другу руку, все простить. А главное принять факт того, что нет победителя. Майкл/Алекс в едином флаконе сила, по отдельности, будучи врагами, никто.

Сона в прошлом, примирения нет! Свобода, сладкая свобода. Но почему же вновь одни проблемы? - команды нет! Компания сильна, по одиночки ее не одолеть.
Но чудо наконец произошло, Майкл понял, что Алекс им не враг. И все встало на свои места. Да конечно, были напряженные минуты в начале их объединения. Но все прошло, когда открыли душу они друг другу, поняли, что вместе сила, что Скофилд не чистое "добро", а Алекс не только "зло". Они просто люди, которые могут сделать ошибки.

Компании конец, но Скофилда нет! Он мертв. Не от руки Махоуни, как могло быть раньше. Майкл сам сделал свой выбор. И только Алекс его понимал, ведь он сделал бы так же, ради своей семьи, но поздно. Ее больше нет! Компания убила его сына, а смотреть в глаза Пэм теперь тяжело. - Чувствуется вина. Нет больше семьи у Махоуни, нет больше Скофилда. Их мечты не воплотились в жизнь. А все потому, что не те мечты были их искренними. Майкл хотел, что бы его брат и любимая были счастливы. - Они счастливы и свободны, так же, как и его сын! Махоуни же хотел, что бы Пэм больше не страдала, а сын не был без него. - Его бывшая жена нашла другого и она счастлива, а Камерон попал в лучший мир, так же, как и Скофилд!

...

end

...

03:

Номинация: драббл/фиклет c любым каноническим пейрингом
Название: No touching
Пейринг: МиСа
Рейтинг: G
Время действия: 4 сезон, доп. эпизоды 23 и 24 (The Final Break). Первое свидание Майкла и Сары в тюрьме.

...

…Он спрашивал себя, в какой момент он ненавидел себя больше всего. Тогда, когда прикрепил её фото на стене своей квартиры как необходимую часть чудовищного, жестокого паззла?.. Или когда они впервые встретились?.. Когда видел её недоверчивый взгляд, слышал в ответ прохладные официальные фразы и знал, твёрдо знал, что она всё равно довериться ему.

Он обернулся, увидел её измученное лицо и огромные на пол-лица тёмные глаза, холодные наручники, сцепившие тонкие запястья… И Сара, его любимая женщина с его ребёнком под сердцем, подвергавшаяся пыткам и насилию в этих стенах, боялась сейчас только одного – чтобы он не сошёл с ума от страха за неё.

И он понял, что именно сейчас, в этот самый момент он ненавидит себя больше всего.

"Я в порядке… И ребёнок в порядке…" - говорит она, и сердце его сжимается. Но какой толк сейчас от его самобичеваний?.. Он потянулся к ней.

- Никаких касаний!.. – резкий окрик заставил его быстро одёрнуть руки, и ледяной разряд рассёк его надвое.

…Он спрашивал себя, в какой момент ему хотелось умереть, чтобы больше никому не причинять страданий. И понимал – сейчас. Но впервые его жизнь совершенно ничего не значила, ибо обменять её на жизнь Сары он не мог. Бесполезное на бесценное не меняется.

- Ты получила моё письмо?.. – спросил он негромко, кожей чувствуя, как сканируют каждый его жест люди за непроницаемым стеклом. Сара радостно кивнула. Она понимала, она знала. Когда-то они научились читать друг друга без слов – по едва уловимым движениям, и полувзглядам.

Никаких касаний.

… Он спрашивал себя, в какой момент ему захотелось остановиться. Просто застыть на месте неподвижным изваянием. Чтобы каждое его действие перестало тянуть за собой вереницу новых, необъяснимых бед, которые он был не в силах ни предугадать, ни предотвратить.

- Ты поняла, что я хотел сказать?.. – говорит он и, чувствуя излишнюю двусмысленность этой фразы, поспешно добавляет:

- Мне иногда так трудно подобрать слова…

И никаких касаний.

…Он спрашивал себя, было ли ему когда-нибудь страшнее. Когда он боялся чудовищ в детстве?.. Или когда слышал тоскливые завывания Ти-Бэга ночью в камере Фокс-Ривер?.. В бегах каждый восход мог быть последним, но все смотрели на него как на единственную оставшуюся надежду – Линк, Сара, Сукре, Махоуни… И ему нужно было взять эту ответственность. Оправдывал ли он себя?.. Нет. Просто пытался найти хоть какое-то объяснение своим деяниям, закончившимся вот так.

Он спрашивал себя, когда он перестал надеяться на прощение, не задаваясь вопросом, кто может его простить и нужно ли ему это.

- Ты только держись, - говорит он почти шёпотом, и голос его срывается. – Ты меня не бросила, и я тебя не оставлю.

Сара вновь радостно кивает…

Он спрашивал себя… Спрашивал, спрашивал… Сотни вопросов томились в его душе, раздёргивая его в клочья. И ни один из ответов на них не имел сейчас смысла, потому что опять нужно было просто действовать. Напрасно было пытаться цепляться за жалкие оправдания – он уже сделал слишком много. Он просто молился, чтобы у него хватило сил на это последнее – на то, за что будет страшно, за что он вновь будет просить прощения и за что будет ненавидеть. За все восходы, за все улыбки, объятия и дни рождения… И больше никаких касаний.

"Потому что по-другому не получится…"

...

end

...

04:

Номинация: джен
Название: Mother
Персонаж: Гретхен
Рейтинг: PG-13
Время действия: весь таймлайн

So mother, I thank you
For all you've done and still do
You got me, I got you
Together we always pull through.

“Oh mother” by Christina Aguilera.

Маленькая девочка тянулась к матери, чтобы поцеловать ее перед тем, как останется вновь наедине с собой.

В своем темном жестоком мире, где нет места близким людям. Они уходили, убегали или просто целовали в лобик, говоря, что скоро вернутся…

Но девочка все равно их любила... Любит.
Несмотря ни на что.

Любит отца-психопата, который гниет в практически заброшенной больнице, но каждое рождество присылает им леденцы в ярких коробочках.
Любит маму, которая вынуждена работать двадцать часов в сутки для того, чтобы содержать своих дочек.

Но они слишком маленькие, чтобы понять – мама не бросает их, она их любит. Любит так сильно, что готова на все ради них.

Даже придать себя в жертву.

И, когда Гретхен ее целовала, она проклинала весь мир за то, что он забирает у нее маму. Ненависть не давала девочке свободно вздохнуть и сказать, как сильно она любит ее.

И все равно, где-то глубоко внутри билось маленькое любящее сердечко, которое уже все за нее решило.

- Зачем ты идешь туда? – спросила женщина, наблюдая за погрустневшей дочерью.

- Мне нравится эта работа.

- Но это очень, очень опасно.

- Я знаю, но я уже сделала свой выбор.

- Ты ведь моя дочь, - уже чуть тише проговорила женщина, лежавшая на больничной койке.

- Это здесь не при чем, - сухо ответила Гретхен, подняв печальный взгляд на маму.

- Когда-нибудь ты счастливо выйдешь замуж, и у тебя будет дочка, - женщина сделала паузу, мечтательно улыбнувшись. – Я почему-то уверена, что именно дочка. И вот тогда ты поймешь меня. Поймешь, что такое дети, что значит любить их и заботится. Ты будешь делать все возможное, чтобы ничего с ними не случилось, сделаешь все, Гретхен, я знаю…

Она замолчала, остановив свой взгляд на дочери.
И улыбалась, несмотря на то, что было очень тяжело дышать.

...

Ее плечи дрожали, она сидела, повернувшись к Гретхен спиной. По щекам текли слезы и слышался слабый шепот: нет, нет, нет…

- Что случилось? – обеспокоено спросила девушка, сев рядом с сестрой.

Но та не поднимала головы. Только громко всхлипывала и отрицательно качала головой.

- Я не смогу иметь детей, - тихо-тихо ответила девушка, прижимаясь к Гретхен. Сжимала ее холодную ладонь и не могла остановить слезы, которые уже пропитали блузку сестры.

А Гретхен не отпускала ее, целовала в лоб, но не могла сказать, что все будет хорошо. Даже не могла солгать и притвориться, что все наладится…

Она держалась за живот, смотрела на себя в запотевшее зеркало, а в руках держала острый нож.

В который раз ненавидела себя. Самой лютой ненавистью.

Зеркало отражало голое тело с множеством шрамов, порезов, еще оставшихся красных подтеков.
А лицо все сияло синяками. Но ни одной слезинки на ее грязном лице.
Ни одной слабости.

Но нет.
В умывальнике лежал тест на беременность.
Положительный.

Гретхен смотрела в зеркало, проклинала Господа за то, что беременна.

За то, что у нее будет ребенок, а не у ее сестры, которая днем и ночью молит того же Бога о том, чтобы он подарил ей возможность забеременеть.

За то, что у нее, грязной ничтожной сучки будет ребенок от человека, который мучает ее каждый день.

Когда она уходила, светило солнце.

Солнечные зайчики скакали по белым стенам, а маленькая девочка дергала Гретхен за подол юбки и радостно смеялась.

- Я буду ждать тебя в следующие выходные!

Девушка присела на корточки и крепко-крепко обняла свою дочку.
Чтобы запомнить, какая она у нее сильная, какая любящая, какая… настоящая.
Ее дочка.

- Я тоже малышка, - улыбнулась Гретхен, погладив ее по головке. – Ты всегда должна знать, что тетя любит тебя.

- Я тоже люблю тебя, - не раздумывая, ответила та.

Женщина посмотрела на свою сестру, которая сквозь слезы пыталась улыбаться, и только кивнула ей, давая ей понять, что все хорошо.

Гретхен поднялась и вышла на улицу, скрылась в своей машине.

И только в голове крутились одни и те же слова, которые хорошо запомнились маленькой Гретхен в детстве:

- Мама любит тебя.

...

end

...

05:

Номинация: джен
Название: Тень Сары Танкрейди
Персонажи: Директор тюрьмы, в которой содержали Сару, Майкл, Сара.
Рейтинг: G
Время действия: 4.23 и 4.24

...

Женщина сидела в своем кабинете. Она была горда и красива собой, как обычно. Ее статная фигура придавала ей грациозность. А на лице была "мина". - ничем другим это выражение не назвать. К тому же, это залог успеха в ее работе, ведь она не просто директор какой - то маленькой компании или фирмы. Она директор.... Тюрьмы. Хоть это и не женская работа, но она с ней справлялась.

- Вы не поверите босс, кто к нам поступил. - сказала секретарь.
- Кто же?
- Сама Танкрейди! Сара Танкрейди, открывшая дверь Скофилду и его команде в Фокс Ривер.
- Надо же! Вот и добегалась дамочка. - в мыслях слова были другими. Не такими злыми, как казалось окружающим. Женщина всегда готова к состраданию, просто некоторые пытаются спрятать это внутри из - за принципов, профессии и многих других причин.

Бедная девушка. Она не в чем не виновата. Это все Скофилд! Все мужчины одинаковы. Они используют нас, а после бросают. Точно так же, как сделал Джим. Он бросил меня и своего сына. И за это я его ненавижу.

- Как обследования новых заключенных Джесика? Я надеюсь не у всех есть трипер, как в прошлый раз. - "мина" не сходила с лица.
- Не такое большое количество, как ранее. И так же имеется одна беременная.
- Беременная? Кто же, фамилия?
- Танкрейди!

Так эта бедная девушка еще и беременна. Да, как я и говорила все мужчины сволочи. Как он мог, этот Скофилд, подвергнуть ее опасности? Хотя это не мое дело. Привилегий для Сары Танкрейди не будет! Она сама сделала свой выбор, открыв дверь в Фокс Ривер. Пусть та глупа и наивна, ослеплена любовью, была... Но должна понимать, что такое закон. Джим бросил меня и мне было тяжело. С ребенком то на руках! Да, я работала ранее незаконно. Я скрывала его, когда тот обворовывал кассы в магазинах на свою травку. Но я смогла встать на ноги! И будь выбор открыть или нет ту дверь, я бы оставила ее закрытой. Хотя... Нет, не открыла бы!

- Вы не понимаете она здесь в опасности! - Скофилд кричал. - Я всего лишь хочу сохранить жизнь своей жене. Вы же знаете,что она беременна?
Беременна? Знаю ли я? Ооо я все знаю! Каков хорош. Не обманывай хотя бы себя, глупец. Я знаю, что тебе плевать на нее. А я Танкрейди понимаю, ведь пятнадцать лет назад была такой же глупой дурочкой, которой просто пользовались. Ты бросишь ее максимум через месяц! Я знаю как это бывает. Мужчина не сможет ждать двадцать пять лет. Слишком долго. - А мне плевать!
Спустя минуту у Майкла пошла кровь из носа.
Что это с ним? Может перенервничал? Возможно! Но я не вижу все равно его любви. Мужчины животные, не имеющие права знать это чувство. - Это их натура.

Ходит и нервничает, как это знакомо! Джим делал так же, когда я вляпывалась из - за него.
Входит Сара и видит Майкла. Он ее. Но увиденное было, как нож в сердце. Ее лицо в синяках и измученный вид.
- О боже! - лишь сказал он. - Боже!
- Все в порядке. Ребенок тоже в порядке!

Когда Сару увели Скофилд был опустошен. Он корил и ненавидел себя. Ненавидел, как никого больше за всю свою жизнь. А так же он ненавидел ту женщину, которую просил, просто умолял защитить Сару. И этим человеком была начальница тюрьмы, в которой его возлюбленная была, как в клетке.

А в эту самую минуту, именно та женщина впервые поверила в его чувства к Саре. Она увидела этот взгляд, пронзительный и беспощадный, который был кинут в ее глаза.
Может он действительно любит ее? Может он не такой, как Джим. А я не тень Танкрейди. Может наши судьбы абсолютно разные, хотя так сильно похожи.

Когда Майкл якобы бросал Сару, он вызвал еще большую ненависть в глазах "тени" Танкрейди. Эта женщина ненавидела его еще больше, чем того, кто испоганил всю ее жизнь. Того, кто разучил ее любить, сделал ее жестокой в глазах других людей. - Хотя на самом деле все это было просто маской. Железной маской!

- Скофилд планирует побег! - послышалось в голосе из трубки.
Я не дам ему этого сделать. Пусть Сара невиновна, но она в моей тюрьме. Отсюда никто никогда не сбегал, и не сбежит!

Как бы не хотели все окружающие остановить Майкла, это не вышло. Сара оказалась на свободе и ее никто никогда не нашел. Она осталась свободной вместе с Майки младшим. НАВСЕГДА!
Но стоит вернуться на минуту в тот вечер. Вечер, когда Скофилд убил сам себя, ради любимой.

- Мы наши Скофилда! - послышалось в рацию.
- А Танкрейди? - женщина волновалась, как никогда. Не понятно было чего она хочет. Схватить Сару или отпустить.
- Нет! Она сбежала.
- Вот черт! Но ничего видите сюда Скофилда. Я знаю, что он ничего не расскажет, но мы его заставим.
- Не выйдет!
- Выйдет! Уж поверьте мне.
- Он мерт!

Спустя десять минут правда стала явной.
- Судя по всему, он замкнул провода, что бы Танкрейди смогла сбежать.
- А он знал что погибнет? - женщина продолжала ненавидеть Скофилда, виня его за все ошибки Джима. Она почему то хотела, что бы именно Майкл ответил за них!
- Безусловно! Он все знал.
С этими словами все преждние мысли испарились. Джим залег в глубинку ее мыслей. Надежда на светлое будущее появилась. Она поняла, что мужчины все разные, люди все разные. Они не разделяются по половым признакам "мужчина" и "женщина". Все люди разделяются по - своему характеру, чувству собственного достоинства, и многим другим качествам. Скофилд заставил безнадежную женщину в личной жизни поверить в то, что любовь существует. Однако об этом он никогда не узнал, и не узнал бы, даже если бы остался жив.
Но достаточно, что об этом знала она, "тень" Сары Танкрейди, но вовсе "не тень". - ведь Сара всегда верила в Майкла, ВСЕГДА, а тень только в конце, сказав одно, и даже в слух: - Все же он любил ее, по - настоящему! - а про себя: "Я все же была дурой. Любовь есть!"

...

end

 
ЭльДата: Понедельник, 22.06.09, 22:08 | Сообщение # 2
invisible
Сообщений: 544
пользователь оффлайн
06:

Номинация: джен
Название: Уравнение с тремя неизвестными
Персонажи: Алекс, Беллик, Уислер, Майкл, парень (известный также под именем Тиг)
Рейтинг: G
Время действия: 3.6

...

Любое преступление нуждается лишь в предлоге
Аристотель

...

Алекс сидел во дворе Соны, ловя на своем лице полуденные лучи жаркого панамского солнца, и думал о том, что сегодня его мучения наконец закончатся. Несмотря на кажущуюся выносливость, его нельзя было назвать неприхотливым человеком. В глубине души он был очень изнежен и избалован. Он с тоской вспоминал о тех временах, когда какая-нибудь хорошенькая ассистентка любезно предлагала принести ему чашку свежезаваренного кофе, когда, возвращаясь со службы после тяжелого трудового дня, дома его ждал обильный вкусный ужин, заботливо приготовленный его женой…
В таком месте, как это, даже такие привычные в повседневной жизни вещи, как утренний кофе и горячая булочка, казались ему сейчас чем-то недосягаемым, вроде далекой звезды в бескрайних просторах вселенной.
- Но ничего, Скоффилд вытащит меня отсюда, и это случится уже сегодня, - улыбнувшись этой радостной мысли, Алекс даже прикрыл глаза от предвкушения столь долгожданного события.

Внезапно он почувствовал на своем лице слабый, едва ощутимый ветерок – кто-то быстро прошел мимо него. Алекс резко открыл глаза и увидел того, кто побеспокоил его безмятежный покой.
- Снова ОН! – подумал Алекс, почувствовав какое-то странное волнение и даже опасность.
Интуиция его никогда не подводила. Этот парень явно что-то замышлял.

- Опять что-то вынюхиваешь? - осведомился Алекс, преградив дорогу объекту, внушающему ему такое недоверие.
- Тебе-то что? – равнодушно поинтересовался Тиг, продолжая смотреть куда-то вдаль.
- В последний раз тебя предупреждаю: не лезь не в свое дело, а не то…
- Не то что? – с вызовом взглянул он на Алекса. - Снова будешь мне угрожать?
- Нет, всего лишь хотел дать тебе совет, - сказано это было вполне дружелюбно, но суровый взгляд Алекса выражал прямую недвусмысленную угрозу.

«Александр Махоун, к вам посетитель…» – объявили по громкоговорителю.
- Мы еще не закончили, - предупреждающим жестом Алекс дал понять, что к этому разговору они еще вернутся.
- Мы еще даже не начинали, - язвительно бросил ему вслед Тиг.

...

- Ты когда-нибудь выкинешь эти шестёрки? - раздраженно произнес чей-то голос.
- Сегодня мне катастрофически не везет, - грустно ответил Беллик. - Но ты ведь помнишь, что раньше, когда я еще работал в Фокс Ривер, игре в кости мне не было равных.
- Конечно, помню, славные были времена, - произнес тот же голос, в котором теперь явственно чувствовались ностальгические нотки.
Беллик, похоже, уже не замечал, что в последнее время частенько стал разговаривать сам с собой. После того случая с электричеством он редко выходил во двор и все свободное время проводил в своей камере. Лишь два игральных кубика да приятные воспоминания о прошлом скрашивали его одинокое пребывание в этом мрачном месте.
- А теперь я даже у самого себя выиграть не могу, – продолжал свой печальный монолог Беллик. -Да еще этот Тиг выставил меня утром на посмешище…
При воспоминании об этом Беллик погрустнел еще сильней. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким униженным, подавленным и смешанным с грязью одновременно.

В следующую минуту, словно почувствовав, что стал предметом чьих-то мыслей, его обидчик торопливо прошел мимо его камеры.
- Эй, Тиг, погоди, - окликнул его Беллик,- сегодня во дворе произошло недоразумение…
- Неужели? - не останавливаясь и даже не глядя на Беллика, невежливо откликнулся тот.
- Я вовсе не предлагал тебе спать со мной,- продолжал приговаривать Беллик, следуя за своим обидчиком. - Я просто хотел поговорить, узнать друг друга получше…
При этих словах Тиг резко остановился и в недоумении уставился на Беллика.
- Ты чо совсем тупой? – презрительно процедил он. - Найди себе другого педика для задушевных разговоров, а меня оставь в покое, ясно?
Сказав это, он поспешил удалиться, оставив Беллика наедине с его очередным позором.

Сделав несколько ровных глубоких вздохов, чтобы исчезли подступившие к горлу слезы, Беллик вернулся в свою камеру и сел на кровать. В его голове бушевал целый ураган мыслей и эмоций, таких сильных, что он с трудом пробирался сквозь них. Возможно, правильнее всего было бы сейчас переждать этот смерч в голове, но Беллик встал и уверенными шагами направился прочь из камеры. Он не знал точно, куда он идет и зачем, но его лицо было исполнено решимости.

...

- Не может быть, чтобы он меня узнал! – раздраженно подумал Уислер, завязывая на веревке узел.
Поверить в то, что он оказался в одной тюрьме с человеком, который когда-то мог видеть его на другом конце света, было крайне сложно.
- Что это? Случайное совпадение? Или кто-то подослал этого человека, чтобы следить за мной? – снова и снова задавал Уислер вопросы, на которые он не знал ответа, и от этого бесился еще больше.

- И все-таки ты МакФаден! – внезапно услышал он за спиной чей-то вкрадчивый голос.
Уислер обернулся, бросив на гостя неприветливый взгляд, но ничего не ответил.
- Я понимаю, почему ты не захотел признать это там, во дворе, - тем временем продолжил говорить гость. - Выходит, твои друзья не знают, кто ты на самом деле?
- Чего ты хочешь? – как можно более спокойно, стараясь не выдать своего страха, спросил Уислер.
- Того, чего хотят все заключенные, – свободы, - хитро улыбаясь, произнес Тиг. - Только не надо сейчас рассказывать, что ты пытаешься сделать из этой веревки гамак. Не люблю, когда ставят под сомнение мои умственные способности…
Уислер молчал, сосредоточенно завязывая на веревке очередной узел.
- Майкл скоро вернется,- наконец выдавил он из себя. - Он не должен тебя здесь увидеть.
- Так это он у вас главный? Что ж, тогда я обратился не по адресу, - как бы невзначай бросил Тиг, собираясь уходить.
Уислер отложил веревку и пристально посмотрел на него.
- Встретимся через 10 минут во дворе, там и поговорим, а сейчас уходи, - быстро произнес он.
- Не опаздывай, - довольно ухмыльнувшись, произнес Тиг и покинул камеру.
Некоторое время Уислер сидел тихо, не шелохнувшись, и напряженно о чем-то думал. Затем встрепенулся и нервно посмотрел на часы. До начала побега оставалось 3 часа.
- Ничто не должно помешать мне оказаться сегодня на свободе, - подытожил он свои размышления и, предварительно спрятав веревку, направился на назначенную встречу.

...

- Кто-нибудь скажет что-нибудь о том, что мы сейчас видели? – с нескрываемой нервозностью обратился Майкл к Алексу и Уислеру. Его план провернуть все тихо и без лишних жертв если не провалился, то начинал трещать по швам.
- А что тут скажешь? – неохотно откликнулся Алекс.
- Ну для начала час назад ты предлагал убить кого-нибудь, и вот теперь кое-кто мертв.
- Я такого не говорил, - попытался запротестовать Алекс, но, поняв, что оправдываться здесь бесполезно, возмущенно добавил:
- Нет, конечно, нам больше думать не о чем! Давайте пару часов поговорим об очередном трупе в этой дыре!
Похоже, его слова возымели над Майклом должное действие. Но действие это продолжалось недолго – всего лишь сотую долю секунды. В следующее мгновение, нескромно прервав их беседу, в камеру ворвались трое и без всяких объяснений схватили и поволокли куда-то Уислера.

Майкл попытался им помешать, но силы были неравные. Поняв, что сейчас он ничем помочь не сможет, он вернулся в свою камеру.
- Может теперь пора задуматься, кто же настоящий убийца? – раздраженно обратился он к Алексу, стараясь сохранить самообладание, хотя все внутри него сейчас кипело и переворачивалось от осознания того, что ситуация выходит из-под контроля.
До побега оставались всего считанные часы. А ему, помимо всего прочего, еще предстояло решить это уравнение с тремя неизвестными...

...

end

...

07:

Номинация: драббл/фиклет с любым неканоническим пейрингом
Название: Не страшно
Пейринг: Пол/Сара
Рейтинг: PG-13
Время действия: 4 сезон

- Нет.

- Что нет, Сара?

- Мы не можем его оставить, - она смотрела на Линка так, словно готова была сама отправиться в тюрьму и вытащить Майкла из груды электрических проводов.

- Тебя поймают и вновь посадят, - мужчина и не собирался уступать Саре.

- Я знаю, что нам надо сделать.

Взгляд ее упал на кошелек, в котором лежала та самая визитная карточка.

Его взгляд был серьезным, словно он пришел не на дружескую беседу, а на деловую встречу.

Она смотрела на него снизу вверх, но даже и не думала смотреть ему в рот и соглашаться на все его условия.

Пригласила его сюда Сара, значит, и пошлет к чертям собачьим тоже Сара.

- Пол?

- Я очень удивлен тому, что ты одна, - усмехнулся мужчина.

- Линкольн наблюдает за нами, поэтому…

- Не делать глупостей? – нет, ему на самом деле смешно. – Плохо же ты меня знаешь, точнее совсем не знаешь.

В этот самый проклятый момент, он снял свои черные очки и заглянул ей прямо в глаза.

Давно хотел смотреть в них, смотреть долго, очень долго и увидеть то, что тогда сразило его наповал.

Решительность.
Не страх, а чертова уверенность в своих силах.

Плевать на смерть, плевать на боль.

- Сара?

Она не сводила с Пола взгляда. В горле, словно ком застрял, и она не могла ответить, не могла даже закричать от того, как ей страшно от своих же безумных мыслей.

- Я пришла сюда, чтобы попросить о помощи, - с трудом проговорила Сара.

- Вот как? – Пол наклонил голову в сторону, все также наблюдая за женщиной.

- Хватит, - отрезала она, вставая из-за столика.

- Что хватит? – резко поднялся мужчина.

- Играть в свои игры, в которые еще не наигрался в прошлом, - быстро ответила Сара, бросив ненавистный взгляд на Пола.

- Люди не меняются, - строго ответил он, подойдя к ней.

- Меняются, но только не в твоем случае.

- Отчасти ты права, потому что еще в те времена, когда ты лежала у меня на коленях, когда захлебывалась в грязной воде, а мои разговоры о смерти не действовали на тебя, я был таким же человеком, как и сейчас, - ответил Пол, схватив женщину за плечо. – Я здесь, чтобы помочь тебе.

Она чувствовала, как болит рука от его прикосновений.
Его. Прикосновений.

Сара смотрела в его глаза.

Не опускала взгляда, потому что не могла.

Как не могла и оттолкнуть его, как не могла сказать, какой же он ублюдок, как не могла ударить в пах…

Не могла.

Она не дергалась, не кричала.

- Спасибо, - твердо ответила Сара.

И Пол вновь увидел в ее глазах ту былую решительность.

И то, что сейчас ей не страшно даже умереть, не страшно и попасть вновь в тюрьму, не страшно стоять с Полом так близко и впиваться в его губы.

...

end

...

08:

Номинация: драббл/фиклет с любым каноническим пейрингом
Название: Период привыкания
Пейринг: Теодор Бэгвелл/Сюзенн Холландер
Рейтинг: PG
Время действия: 2.16

...

Ко всему можно привыкнуть,
за исключением нескольких тысяч вещей

Л.Кумор

...

Он ловко (привычно) перерезает провод, стягивающий ее запястья. Склонившись, алабамец настаивает безоговорочным тоном, потому что ее слово (желание) в этой ситуации ничего не стоит.
-Я приведу детей.

Женщина садится на кровати, отбросив край одеяла, уже пропахшего ночной страстью (им). А он улыбается своим мыслям, теребя в руке пластиковую бутыль с изображением плода киви на этикетке.
-Немного крема для рук, и их мозоли от веревок уже не будут так болеть.

Одна бессонная ночь – и в уголке ее (его) рта легла тонкая складка, сухая горечь глаз прекрасно сочетается со стрихниновым осадком на сердце:
-Не выйдет!

Мужчина не может (не хочет) понять истинный смысл этих слов. Потому что так для него проще.
-Конечно, выйдет! Вот тут на бутылочке написано: «успокаивает кожные раздражения и…»

Ей сложно выдержать эту насильственную (искреннюю) любовь и нежелание бывшего любовника оценить его действия трезвым взглядом:
-Нет! Все это – ничего не выйдет…

Южанин быстро хватает ее тонкие кисти, влажные и холодные, несмотря на жару. Массирующими движениями растирает красные припухшие следы. Ей больно, ей страшно - не за себя. Мужчина кожей (сердцем) чувствует и ее боль, и ее страх, и ее теплый запах, смешанный с ароматом «Angel».

-У меня есть работа, детям нужно в школу, - продолжает та. Мягко, тихо, будто не хочет вспугнуть его. Почему-то наоборот все: не она должна сейчас бояться дышать, избегая его гнева. Не она. А ее мучитель. Который и боялся – когда она заснула в кольце его рук на пару часов.

-Мы все вернемся к нашим повседневным занятиям, когда закончится этот небольшой период привыкания.

Тогда женщина решается предпринять последнюю попытку, выложить последний оставшийся козырь:
-Сегодня должен прийти кое-кто.
-Кто?
Алабамец на секунду останавливается, теперь уже пытаясь понять ее. Кто-то смеет помешать их воссоединению, от кого-то (от всех) можно ждать угрозы. Это может разрушить его взлелеянную годами мечту.

-Эта женщина, Петти, из группы, встречающей новоселов.
-Так позвони ей и отмени все, - чуть ли не вздыхает мужчина от облегчения: все намного проще, чем он думал.
-У меня нет ее номера.

Нет, не проще… Просто никогда не бывает, он к этому привык. С каждой минутой становится сложнее выдерживать искусственную (вынужденную) изоляцию, созданную им же.
-А если она придет, а я не открою дверь – она поймет, что что-то не так…

Отвернувшись к окну, южанин силится логически осмыслить ситуацию, постепенно выходящую из-под контроля. На ум не приходит ничего, кроме убеждения, что придется и дальше импровизированно играть роль заботливого отца, пока они наконец не станут семьей.

Женщина больше всего боится, когда он молчит. Молчание (он) таит в себе слишком много. А ей нужно знать о его планах, чтобы попытаться разрушить хотя бы некоторые.

И ей, матери двоих детей, тоже приходится импровизировать. Причем так, чтобы он не заметил плохой игры:

-Тедди…Медвежонок…
Но он замечает, несмотря на свое временное (захватывающее) ослепление утопическим счастьем. И пусть это было не искренне, притворно даже для нее – алабамцу было плевать. Но за сладкой глазурью слов таилась горькая правда ее истинных желаний:
-Тебе надо уходить. Если она тебя узнает…Я не хочу, чтобы ты угодил в неприятности.

Последняя фраза заставляет южанина искренне улыбнуться! В своей простоте она и очаровательна, и наивна (глупа). Все неприятности остались в том времени, когда она сдала его полиции в обмен на идиотское чувство безопасности.

Наклонившись, мужчина вдохнул запах ее взъерошенных волос, скрывающих багровые засосы на шее.
-Ерунда…Никаких неприятностей!

Сохраняя улыбку, он достает из ящика пистолет и приоткрывает дверь, зная, что за другой его встретят две пары испуганных детских глаз. Возможно, смягчая и их руки кремом, он даже заметит соленые капли, бегущие по их щекам. Но разве этот временный (нужный ему) период привыкания является настоящей проблемой?

-Совершенно никаких неприятностей! – и закрывает дверь.

...

end

...

09:

Номинация: джен
Название: Человек канализации
Персонаж: Джеймс. Упоминается так же Майкл, Алекс, София, Линк, Гретхен
Рейтинг: PG
Время действия: 3 - 4 сезоны

...

В жизни этот человек пробивался сам. Ему никто не помогал. Никто и никогда. И даже не стоило было и надеяться. Чудо все равно бы не произошло. - Такова судьба. Хотя нет, вру! Только однажды ему помогли с работой, и то лучше бы этого и не делали. Это была Гретхен. Хотя стоит заметить, что все было подстроено, ведь Джеймс работал в ФБР. Но не предложив Сьюзан тому работу, Уистлер не занялся бы этим делом: Сциллой и карточками. Тогда он остался бы жив! И не только. Он был бы со своей любимой вместе, которая к сожалению его предала. Софию Джеймс любил больше жизни. Он даже подрался в баре из-за нее, и убив человека подверг опасности все: свою жизнь, карьеру, положение. А она не смогла его дождаться! А ведь это было не так сложно.
Тяжело жить в канализации, но он сумел. - Пробыв там ни пару дней, и не неделю, а очень долгое время, Уистлер смог выжить. В Соне о нем слагали легенды, а так же каждый пытался его найти. Найти и убить! Многие считали, что тот уже давным - давно сбежал, но это мнение было ошибочным. Джеймс жил в канализации и ел крыс. - Не каждый бы так сумел! Он жил лишь мыслью о том, что его любимая надеется и ждет своего мужчину. Так и было до поры - до времени.
Расстаться с канализацией все таки пришлось, когда о месте нахождения Джеймса стало известно недругу по имени Александр Махоуни. Тогда Уистлер решил, что конец близко, что жить осталось считанные минуты, возможно часы. Страх охватил его всего, мысли о Софии поддерживали и не давали сломаться окончательно. Откуда то ни возьмись появились силы и на некоторое время Джеймсу даже удалось сбежать от Алекса. Но тот его нагнал и вывел на свет, от которого Уистлер скрывался долгое время, где его ждала толпа разъяренных людей, похожих на дикарей. Где каждый жаждал тому смерти, неминуемой.
Надежда появилась лишь тогда, когда человек по имени Майкл Скофилд встал на его защиту. Как именно тот починил водопровод было загадкой, но это спасло жизнь Джеймсу. После началась жизнь более спокойная, но так казалось в начале, после долгого пребывания в канализации. Опасности только начинались, а прошлое Джеймса стало загадкой для всех, и поэтому его пытались разоблачить. А такого Уистлер позволить не мог. Восемь лет работы на компанию под прикрытием не могут пойти коту под хвост. Подрывалось тогда все, и не только его жизнь была в опасности.

Увидев вновь Софию, Джеймс был на седьмом небе от счастья. Он обожал ее и любил больше жизни. Конечно же, она была просто красавицей. Никогда этот мужчина не был с кем то другим так счастлив и влюблен. А София любила его. В отличии от Уистлера, это была ее первая влюбленность. Она верила ему, и верила всегда. А он скрывал от нее много тайн, но только ради того, чтобы защитить свою любовь.
Джеймс никогда не давал свою женщину в обиду, всегда вставал на ее защиту, и был готов пожертвовать всем ради нее. Именно поэтому он был опустошен и бессилен, когда Сьюзан делала Софии больно. Уистлер слышал крики любимой по телефону и ненавидел Гретхен в эту минуту. Он помчался бы на помощь к любимой, если бы не был в этом закрытом лабиринте, из которого невозможно найти выход. Его знал только Скофилд.

В ночь побега страх охватывал все тело. Было страшно не из-за того, что команду поймают, а то,что Софию убьют. Но в эту минуту нужно было взять себя в руки и успокоиться. Но как можно сделать это в тот момент, когда орет сирена. - Включилась тревога. Троих поймали!
Одно лишь успокоило, когда Скофилд сказал, что это часть плана. Только стало непонятно, что за план такой, когда всех ловят, но нужно было довериться и все.

Сердце Джеймса ощутило болезненный удар не из-за долгого проживания в канализации, драки Уистлера с Майклом насмерть, не из-за того момента, когда Алекс хотел убить его, не даже из-за волнения насчет побега, того, что тот пробыл в воде часы и чуть не умер и не из-за многих других вещей. Его сердце разбила любимая, его София. Она бросила его и променяла на другого мужчину. Здорового и тупого бугая. Уистлеру не было бы так обидно, если бы она выбрала того же умного и расчетливого Скофилда или сильного и достойного Махоуни. Но она выбрала Линка, который на фоне Джеймса просто мерк и был никем. Мужское самолюбие страдало, но на это Уистлеру было плевать. Он просто любил Софию, а она его бросила. Бросила как ненужную вещь. Хотя и сам он был виноват. Нужно было бы ударить Гретхен и вернуться к ней, раненой Софии. Пусть его поймали бы, и снова тот оказался в тюрьме, но София бы поняла, что тот ее любит больше всего на свете. Но судьба сыграла партию иначе.

Прошли три недели, новое задание, все идет по плану. Одно не так, разбито сердце. И быть с другой Джеймс просто не мог. Он даже отказался от секса с Гретхен, хотя та была горячей штучкой. Но как можно изменить той, которую любишь до сих пор. Да, мысли о том, что кто - то другой обнимает и целует Софию были ужасными. Представлять их близость с Линком было тяжело и больно, но изменить ничего уже нельзя. Главное, что бы любимая Джеймса была счастлива, ведь этот факт будет успокаивать его всегда.

Смерть этого человека застигла незаметно. И это к лучшему, так как Джеймс не заслуживает страданий. Он хороший человек! Он смог отпустить Софию, продолжая любить ее до самой последней своей минуты, секунды. К тому же Уистлер надеялся вернуть ее, уничтожив компанию и наконец - таки рассказать любимой всю правду. Возможно тогда София дала бы ему второй шанс. На который Джеймс очень сильно надеялся. Но увлеченный рассказом Скофилду о Сцилле, Уистлер даже не заметил, что пуля прошла сквозь него. Что Уатт, жестокий и с виду непобедимый выстрелил тому в голову.
Упав на землю, Джеймс был уже мертв, а кровь растеклась по асфальту.

...

end

...

10:

Номинация: драббл - ангст
Название: Я, они. Ты.
Персонажи: Сара, упоминание Майкла
Рейтинг: G
Примечания: POV
Время действия: Начало 2-го сезона

...

…В АА приходят измученные, мятущиеся люди. Мы больше не в силах разобраться с нашими проблемами самостоятельно. Мы прошли длинный путь от "Я могу в любой момент остановиться…" до "Мне нужна помощь специалиста…". И даже, наверное, хорошо, что мы не помним этот путь во всех подробностях: в наркотическом тумане, среди бесконечных провалов в памяти всплывают только отдельные сцены и события, за которые больно, стыдно, и холодный спазм сковывает горло, мешая сказать то самое: "Привет…Я наркоман…". Потому что мы привыкли во всём винить кого-то другого: эгоистичных родителей, нездоровую атмосферу в школе, несложившуюся личную жизнь, плохую компанию, экономический кризис и безработицу… Вообще-то на самом деле нам всё равно, кто в конечном итоге окажется крайним. Мы никогда не используем слово «я». «Я» означает ответственность. И мы проходим долгий путь от "Они" до "Я".

А потом мы учимся жить заново. Заново смотреть в глаза и не лгать. Уважать себя и не западать по поводу окружающих. Новая работа – новые испытания. Новые Они и другая Я. Я очень ранимая, слабая и чувствительная – и это отнюдь не слова для графы «Качества характера». Если только, конечно, это не графа в раздаточной анкете твоего будущего наркодиллера. О, он всегда будет рад тебя поддержать!.. Ранимость и слабость – это предпосылки твоей потенциальной зависимости. Нам нравится говорить, что мы такие от природы, но это всего-навсего дыры в нашем чертовом самовосприятии, которые мы так долго и с таким упоением оберегаем. Нам не нравится думать, что ранимость, слабость и чувствительность это всего лишь недостаток силы воли и здравомыслия. Мы не смотрим на себя под таким углом.

…Ты был одним из этих Они. Одним из тех, кто приходил ко мне, и непременно флиртовал, пытаясь выторговать для себя какие-то привилегии. Ты был той частью моей новой жизни, с которой мне нужно было научиться работать, чтобы вновь не обнаружить слабость. Та же часть моей жизни, в которой находятся другие Они: мужья, бойфренды и просто мужчины – эта дверь была наглухо заперта. Я была слишком слаба…Нет, не так. У меня не хватало силы духа, чтобы эту дверь открыть.

Но ты быстро прошёл длинный путь от одних до других. Короткими мудрыми фразами, слегка смущёнными улыбками, понимающим взглядом и лёгкими касаниями. Я поверила, что ты не один из тех Они. Что ты другой. Я поверила, что помимо всех этих Они, Я, можем быть ещё и Мы.

…На этих новых встречах АА я словно двоечница, которую оставили на второй год, потому что она не выполнила домашнее задание. Психолог участливо смотрит на меня, и я затравленно прячу взгляд. Участники многозначительно переглядываются, слышится осторожный шёпот… Я отворачиваюсь.

Конечно, виновата Я. Конечно, это я не справилась с трудностями, о которых столько говорили. Это я не слушала советов специалиста, и мне вновь нужна его нужна помощь. У меня опять не хватает силы воли, я опять слишком слаба духом и могу в любой момент сорваться.

Ты не виноват. Ты просто один из Них.

Но внутри всё протестует. Мне хотелось верить, хотелось любить. И я едва сдерживаюсь, чтобы не кричать о том, какой глупой и обманутой я себя чувствую.

Я открыла совсем не ту дверь… И теперь всё по новой.

"Привет. Меня зовут Сара… И я наркоманка".

...

end

 
ЭльДата: Понедельник, 29.06.09, 17:18 | Сообщение # 3
invisible
Сообщений: 544
пользователь оффлайн
11:

Номинация: драббл - ангст
Название: Жизнь, которой не было
Персонажи: Сара
Рейтинг: PG-13
Время действия: 1.22

Боль прекратилась внезапно. Лопнула с удивленным звуком тонкая невидимая струна, и Алиса оказалась в пустоте...
«Вот так, наверное, и умирают?» - спросил кто-то у нее в голове тоненьким, удивленным голоском. – «Наверное…» - подумала она. – «Я умерла…»

Льюис Кэрролл

Если бы Сара знала заранее, что решит сегодня покончить с собой, она бы прожила этот день совсем по-другому. И не только этот день. Она бы по-другому прожила свою жалкую никчемную жизнь, которую даже жизнью-то назвать было нельзя.

И сейчас, оглядываясь назад и вспоминая свое страшное прошлое, ей оставалось только в очередной раз винить себя за «ошибки молодости». Больше, как оказалось, похвастаться ей было нечем.

Сидя на своем любимом диване в гостиной, Сара с ужасом понимала, сколько глупостей она натворила за свою короткую бесславную жизнь, сколько времени и сил потратила впустую. Но самое страшное во всем этом было то, что у нее уже не было никакой возможности что-либо изменить или как-то повлиять на свою неудавшуюся судьбу. Время ушло безвозвратно. И уже от одного этого у нее опускались руки, она чувствовала себя никому в этом мире не нужной, бесполезной, чужой.

- Хочешь изменить мир – начни с себя, - вспомнила она вдруг свою любимую коронную фразу и усмехнулась.
Как она собиралась что-то изменить в этом мире, если она - наркоманка с неудавшейся карьерой и личной жизнью - даже себе помочь не смогла?

Достав из сумочки заветный маленький пузырек, она задумчиво начала крутить его в руках.
- С этого начались все мои несчастья, этим они и закончатся, – грустно подумала она.

Решение было принято. Сомнений не было. Наоборот, стало как бы легче – от того, что решение было принято и назад пути уже нет.

Вколов себе смертельную дозу морфина, Сара разделась и легла на диван. Не прошло и пяти минут, как она почувствовала знакомые ей ощущения легкости и безмятежного покоя. По всему телу разливалась теплая приятная волна, под натиском которой тягостные переживания постепенно отступали на второй план, уступая дорогу эйфории. Она словно парила над своим телом, свободная от боли и страданий.

Но вот в желудке забурлило, и теперь ее самочувствие стремительно ухудшалось. В ушах возник странный шум, голова закружилась, потянуло на рвоту. Наркотик завершал свое действие, и она поняла, что ей остается уже недолго.

Окинув еще раз прощальным взглядом комнату, Сара устало закрыла глаза. Как в калейдоскопе снова замелькали перед ней обрывки ее разломанной и разбитой судьбы. Но ей было уже все равно.

Чтобы не думать о спазмах в желудке, она попыталась сосредоточить мысли на чем-то более приятном, заранее зная, что ей это не удастся. Тело больше не слушалось ее, как не слушался и рассудок.

Шум в ушах все усиливался, дышать становилось все труднее, и впервые Сара испытала страх, жуткий страх перед неизвестностью.

Следующие полчаса прошли для нее как в тумане. Лежа на диване, она корчилась от нестерпимой боли, извергая из себя остатки пищи и нечеловеческие стоны. Приступы были столь сильными, частыми и ужасающими, что девушка не могла даже закричать.

Наконец она потеряла сознание, и наступила окончательная тишина. Гробовая тишина. Ничего не было вокруг: ни звуков, ни цвета, ни запахов, ни пространства, ни времени. Не было больше нужды кричать, исходить хрипом, царапать ногтями пол. Не было необходимости судорожно ловить ртом воздух в секундные передышки между волнами проклятия. Не было необходимости дышать.
- Вот так, наверное, и умирают? – услышала она у себя в голове чей-то удивленный голос.
- Наверное,- подумала она. – Я умерла. Но случилось это уже давно.

end

...

12:

Номинация: драббл/фиклет с любым каноническим пейрингом
Название: Когда мужчина любит женщину.
Пейринг: Пол Келлерман/Кэролайн Рейнолдс.
Рейтинг: G
Время действия: Возможно, даже не AU (лет десять спустя после событий 2-го сезона).
Примечания: В фике использованы отрывки из песни When a man loves a woman в исполнении Percy Sledge.

When a man loves a woman
Can't keep his mind on nothing else…

Пол бесшумно повернул ключ в замке. Он долго смотрел на него, как будто не был уверен, что делать дальше. Каждое посещение этого дома проводило его через один и тот же алгоритм душевных состояний. Его терзала эта неизменная палитра глухих эмоций, но он так и не смог что-то исправить.

- Сенатор, вы сегодня рано?.. - услышал он тихий возглас. Удивлённый и радостный.

Он обернулся. Китти была девятой по счёту. Больше года никто не выдерживал. Несмотря на заголовки разделов в газетах объявлений, ему не нравилось слово «сиделка». Так было принято, но он предпочитал называть её «помощницей».

- Да, я был в Чикаго всю неделю. Добрый день, Китти, - он сдержанно улыбнулся, с тревогой глядя на лестничный пролёт второго этажа.

- Она будет рада вас видеть, - спускаясь вниз, Китти тепло улыбалась ему в ответ. Чересчур тепло.

- Да?.. – Пол не смог скрыть горького сарказма в голосе. – Она уже встала?

- Ещё нет. У неё скверное настроение в последнее время, и она много спит.

- В последнее время?.. – вновь переспросил он, рассеянно перебирая бумажки на журнальном столике у входа.

- Вам помочь?.. – Китти стояла совсем близко от него, и Пол понял, что разговор пора заканчивать. Он молча отстранился, продолжая просматривать документы.

- Это новые счета? – он привычно без всяких объяснений сменил тему. - Займитесь этим. А я займусь мадам Рейнолдс.

Его тон не предполагал никаких возражений, и девушка только молча кивнула, не скрывая своего разочарования. На какие-то доли секунды она ещё задержалась на пороге, с сомнением глядя, как сенатор поднимается на второй этаж. Спустя несколько минут, набросив на плечи лёгкий плащ, она выскользнула на улицу.

If she's bad he can't see it
She can do no wrong…

Пол уверенно шагнул в тёмную спальню Кэролайн. В душной комнате невыносимо пахло алкоголем и гнилыми яблоками. Поморщившись, Келлерман бросил пальто в кресло возле камина, пытаясь разглядеть хоть что-то в затхлом полумраке. Он подошёл к окну и с силой распахнул тяжёлые шторы.

- Доброе утро, Кэролайн!.. – он говорил нарочито бодро и спокойно. - Я знаю, что ты не спишь. Давай. Пора вставать. Уже час дня.

В лучах дневного света в бытность свою роскошная, заполненная антиквариатом комната выглядела особенно отвратительно. Его взгляд остановился на нескольких бутылках возле кровати, полной окурков вонючей пепельнице и разбросанных по полу старых фотографиях.

Так начиналось практически каждое утро бывшего президента США – Кэролайн Рейнолдс.

- О, сенатор Келлерман собственной персоной!.. – он по-прежнему не видел её лица, спрятанного за горой подушек и смятой постели.

- Как прошла ночь? – будничным тоном поинтересовался Пол. Даже не изменившись в лице, он ловко собирал разбросанные по комнате вещи и мусор.

- Уверена, не так хорошо, как твоя, Пол, - язвительно произнесла она. Голос её, когда-то звонкий, давно утратил свою мелодичность.

Келлерман усмехнулся. Он бросил, не разбираясь, пустые бутылки и грязную одежду в корзину, и открыл окна. В спальню ворвался прохладный ветер и жизнерадостный птичий щебет.

- Я вообще не спал, Кэролайн. Я всю неделю встречался с местными чиновниками в Чикаго…

- Можешь не утруждать себя, - раздражительно перебила она. – Это всё не ново для меня.

Он обернулся. Она наконец-то поднялась с постели. Прохладная красота нового дня, жизнь, кипящая где-то там за окном – везде, кроме этой спальни, аккуратный и спокойный Пол – всё это раздражало её больше, чем похмельная головная боль.

- Да, я помню, - не меняя тона, ответил Келлерман. - Ты опять всю ночь пила?.. – спокойно поинтересовался он, не отводя взгляд.

- Какое тебе дело?.. – Кэролайн запахнула на себе несвежий халат, медленно прошлась по захламлённой комнате и села напротив ночного столика. Она, казалось, абсолютно равнодушно разглядывала когда-то яркие, а теперь поблекшие глаза и серое, словно из дешевой почтовой бумаги лицо...

…Дело было не просто в здоровье. И даже не в приличиях. Он берёг её трезвость для себя. Потому что только трезвой она была именно той, ради которой он приходил сюда седьмой год подряд. Но он не мог быть здесь постоянно, и Келлерман с горечью осознавал, что день за днём проигрывает эту битву.

- Я хочу, чтобы сегодня ты была трезвой, - сказал он неожиданно твёрдо. Он никогда ничего не требовал от неё. Кэролайн отвлеклась от своего отражения в зеркале и с интересом, даже почти изумлением уставилась на него.

- Сегодня конгрессмен Тейлор устраивает благотворительный вечер у себя дома. Я хочу, чтобы ты пошла со мной, - он старался говорить как можно сдержаннее, чтобы она не разгадала его истинные мотивы, но с трудом справлялся.

- Быть «плюс один» сенатора Келлермана?.. – её брови криво изогнулись, а тонкие бледные губы дрогнули в издевательской усмешке.

- Сделай мне одолжение, Кэролайн…

- Одолжение?.. Тебе?...Катись к чёрту, Пол.

Она беззвучно смеялась.

Его широко расставленные плечи опустились. Она не пойдёт. Он молча подхватил своё пальто и вышел из комнаты.

- Позвольте я помогу, сенатор...

Он устало кивнул – на отговорки не было ни сил, ни желания. Эта неделя его вымотала. Утренняя короткая беседа с Кэролайн и фальшивые улыбки весь сегодняшний вечер отняли у него последние силы. Он покорно протянул Китти руку, чтобы она помогла снять запонки.

- Такие красивые… Это подарок?.. – девушка игриво заглядывала ему в глаза.

Он внимательно смотрел на пляшущий возбуждённый блеск её огромных тёмных глаз и мгновение спустя отчётливо произнёс:

- Да, подарок. Мадам Рейнолдс.

Не выдержав его свинцового взгляда, Китти опустила глаза и отошла в сторону, делая вид, что занята разглядыванием корешков книг над каминной полкой.

- Она не пошла с вами сегодня, сэр?..

- Нет.

Они застыли в странной мизансцене в полумраке посреди гостиной, и он в который раз спрашивал себя, что он здесь делает. Он взглянул на погасший холодный камин, на Китти, замершей возле книжного шкафа, и её призывно полуоткрытый алый рот, и без лишних объяснений зашагал прочь из комнаты.

He'd give up all his comfort
Sleep out in the rain
If she said that's the way it ought to be...

- Кэролайн?.. – он приоткрыл дверь спальни. Из щели в коридор лился мягкий свет.

- О, сенатор!.. Я необычайно популярна у вас сегодня!.. – она была уже порядочно пьяна, говорила особенно громко и вульгарно смеялась, играя пустым бокалом в худых пальцах.

Кэролайн восседала в кресле возле камина, словно на троне. На ней было дорогое вечернее платье, и если бы не небрежный макияж и взлохмаченные волосы, можно было бы подумать, что он чудом перенёсся лет на десять назад.

- Вы видите, сенатор – у меня тут своя вечеринка!.. – она хохотнула и королевским жестом пригласила его присесть. Он молча застыл на пороге.

- Что же вы молчите, сенатор?.. Или после великосветского приёма вы решили, что моё общество для вас слишком унизительно?.. – её настроение резко менялось, и от легкомысленного веселья она быстро перешла к грубой атаке. - Ты, как был охранником, так ты им и останешься!.. Все в Белом доме знают, что ты всего лишь преданный пёс спившегося экс-президента!

Пол молчал. Он смотрел на неё, тонущей в этом тяжёлом полуночном воздухе спальни, и не мог произнести ни слова. Все слова были уже сказаны, и они были совершенно бесполезны.

- Я сделаю тебе чай, - наконец, сказал он негромко и, не дожидаясь ответа, вышел из комнаты.

- Будь ты проклят, Келлерман!.. – за спиной послышался звук бьющегося стекла, но он даже не вздрогнул.

She can bring him such misery…
He's the last one to know
Lovin' eyes can't ever see.

Ожидая пока закипит чайник, он тяжело опустился на стул в огромной кухне и закрыл лицо руками. Он ненавидел себя за то, что ему не знаком был ядовитый шёпот сомнений, за то, что – он знал это сейчас – он никогда не сможет оставить этот дом. Оставить её.

А Китти надо уволить…Чёрт…

С минуту подержав в руках чашку с горячим чаем, он молча вылил его в раковину. Когда он вернулся наверх, Кэролайн стояла у камина, безвольно прислонившись к мраморной стене. Пол взял новый бокал, наполнил его остатками горького виски и молча протянул ей. Стараясь не замечать на себе несчастный взгляд стареющей женщины, он подождал, пока она сделает несколько глотков, и привлёк её к себе.

- Ты станешь президентом, - бесцветным голосом произнесла она вдруг, прижимаясь ярко накрашенными губами к его пиджаку. Он держал её, тихую и слабую, в своих объятиях и печально улыбался.

Они покачивались в медленном танце под неслышную мелодию старой песни. Кэролайн засыпала. А он невнятно бормотал глупые слова, которые наполняли его новый день хрупким болезненным умиротворением.

When a man loves a woman
Can't keep his mind on nothing else,
Can trade the world
For the good thing he’s found…

end

...

13:

Номинация: драббл/фиклет с любым каноническим пейрингом
Название: Первый раз не забывается
Пейринг: Миса
Рейтинг: NC-17
Время действия: 4.01

Ее рук прикосновение. Сладко - горький поцелуй любви. Его нежное дыханье и шелест ног под простыней. Слова им не нужны, они пустое. А миг любовный так коротк. Опасность рядом где - то бродит, но здесь сейчас слышно одно: "Люблю!" - он нежно в ухо шепчет. Взаимно: "И я тебя!" - ему я говорю.
С: Не надо слез, и много слов, ведь мне и так понятно. Твои глаза все объясняют внятно. А руки не боясь упрямо изучают все мои изгибы.
М: Твое тепло меня пленило, а тело вновь преобразило. Ты придала мне много сил. Целуя шею, губы, грудь я словно снова возродился.
Звук любви становится сильнее... Жарче в комнате теперь. Возродившись вновь и умерев, словно две частицы тела одного, мы вместе унеслись куда - то и вместе бились в унисон.
М: Пальцы рук ее упрямо, спину гладили мою. Изучая все тату, и снова, снова, снова... Я целуя вновь ее, коснулся шеи. Длинной, нежной, мягкой кожи... Опустился чуть пониже, находя на правой груди родинку одну. - Она прекрасна и красива: и эта родинка и грудь, и губы, шея, носик, тело, и все, что можно вновь поцеловать.
С: Его дыхание пленило, глаза заколдовали, а тело наказало за столь долгое сдержание любви. Еще тогда в Фокс Ривер, хотела я сорвать с него одежду, еще тогда в том лазарете, хотела ощутить его всего.
М: Как долго ждал я этой ночи, как долго жаждал я тебя. Как долго я держался, что бы не содрать с тебя все эти вещи, что разбросаны сейчас по нашей ложе страсти. А так же слишком долго не мог я показать тебе свою любовь.
Идя тот сложный путь объединения, два тела двигались слегка. Шепча слова любви, срывая свой джекпот удачи - страсти и вновь лаская и крича, сливались в сложное единое объединения, любя.
- "Я так тебя люблю!" - послышалось в порыве страсти. Не разрывая связь слияния друг друга, прохрипел холодный голос Майкла.
Не удержавшись, чуть крича, от этого порыва страсти и любви смогла лишь прошептать слегка она: "Тебя я тоже".
Передохнув всего минуту и отдышавшись до конца, он и она решили, что не успели изучить друг друга до конца. И вновь и вновь они стонали, спустя какое - то мгновенье. И снова душу друг другу открывали. И вновь сливались и вздыхали, а так же умирали... Возрождались, и снова убеждались в своей, его, ее любви!
В таком порыве нежном, страстном, их плод любви и был зачат. И не минуты не жалев, хотели вновь они все это испытать! - Их страсть не раз все оглушала стены, но первый раз на то и первый, что не забыть его никак.

end

...

14:

Номинация: драббл/фиклет с любым каноническим пейрингом
Название: Обстоятельства порой сильнее нас
Пейринг: Алекс/Пэм
Рейтинг: G
Время действия: 2.11

Человека порой приводит к судьбе дорога,
которой он от судьбы убегает.

Всю жизнь он старался изменить мир к лучшему, подстроить его под свои идеалы чести и справедливости. Но обстоятельства все время оказывались сильнее его.

Поначалу он боролся с ними, сопротивлялся, как мог, пока однажды не понял одну простую истину: порой обстоятельства бывают сильнее желаний человека.

Порвав со своей прежней размеренной жизнью, он решил, что в одиночку ему будет легче противостоять их могущественной силе. Он заставил себя так думать, потому что так ему было проще и удобней.

Но сегодня в нем что-то изменилось. Стоя посреди пустынной дороги где-то в штате Нью-Мексико, неподалеку от того места, где он снова упустил Скоффилда, Алекс вдруг отчетливо осознал, что находится в тупике. И дело было даже не в том, что он окончательно сбился с дороги. Гораздо страшнее для него сейчас было понять то, что также безнадежно он запутался в своей собственной жизни.

Было ли это следствием того, что Скоффилд опять перехитрил его в Гиле, или накопившаяся усталость давала о себе знать (все-таки он не спал уже двое суток), но еще никогда Алекс не чувствовал себя таким беспомощным и таким одиноким, как сейчас.

Достав телефон, дрожащей рукой он набрал хорошо знакомый ему номер.
Но абонент не отвечал.
Наконец сработал автоответчик.
- Это я. Перезвони мне, ладно. Это важно, - произнес он с таким отчаянием в голосе, словно речь шла о жизни и смерти.

Вскоре он почувствовал себя значительно лучше. Отчаяние, овладевшее им, постепенно отступало. Первый шаг к выходу из тупика он сделал. Теперь оставалось только ждать.

От меланхолии не осталось и следа. Обстоятельства вновь требовали от него быстрых решительных действий, и Алекс был готов на все, чтобы скорее вернуться к нормальной жизни.
Зарядив пистолет, он уже собирался выйти из машины и отправиться в эту бескрайнюю пустыню, где сейчас находился Скоффилд, но раздавшийся телефонный звонок заставил его задержаться.
- Это Пэм, - услышал он в трубке до боли знакомый голос. – Что случилось?
- Хотел тебя услышать, - бодро ответил он, как ни в чем не бывало, как будто не было между ними той огромной пропасти длиною в год, когда они почти не разговаривали друг с другом.
- Так что произошло? Ты сказал это важно, - растерялась она.
Алекс был растерян не меньше.
Как долго он ждал этого разговора, как часто прокручивал в уме слова, которые он ей скажет, но в реальности все оказалось намного сложнее.

Молчание затянулось. Но Пэм, кажется, все понимала и продолжала терпеливо ждать.
- Я знаю, у нас некрасиво вышло…ну знаешь, в конце, - наконец с трудом произнес он. - Это моя вина. Но я хочу чтоб ты знала: бывают обстоятельства, когда было лучше, чтобы ты с Кэмероном…чтобы вас не было со мной…
Ну вот, он и сказал это, не забыв вновь упомянуть про обстоятельства.
- Почему ты говоришь это только сейчас? – откровение Алекса потрясло ее до глубины души.
- Если б я мог начать сначала, все было бы иначе, - словно не слыша ее слов, продолжал он свои излияния. – Мы остались бы семьей. Как бы я этого хотел.
Пэм слушала его с замиранием сердца, но от изумления не могла вымолвить ни слова.
- Ну вот, теперь ты знаешь, - закончил он свою маленькую исповедь, глотая подступавшие к горлу слезы, стараясь загнать их обратно в ту часть своей души, которую он так долго и тщательно подавлял в себе.

- Алекс, что происходит? – вновь спросила она с нескрываемым беспокойством.
- Ничего, я только позвонил, чтобы сказать, - тут голос его предательски сорвался, - прости меня! Прости за все!
- Где ты, Алекс? Я могу заехать.
- Было бы мило, - усмехнулся он.
- Я серьезно. Где ты? – настаивала она.
- Еще кое-что, - снова сделав вид, что не расслышал ее, продолжал он, - если ты прочтешь что-то в газетах…
- Что? Что ты имеешь в виду?
Алекс больше не мог выносить это. Он и не думал, что это будет настолько тяжело. Слезы щипали ему глаза, а поперек горла стал ком.
- Я люблю тебя. Поцелуй сына, ладно, - поспешил закончить он разговор, чтобы окончательно не расплакаться от душивших его слез.
Больше всего на свете он хотел бы сейчас оказаться рядом со своей семьей, обнять их, поцеловать, сказать, как сильно он их любит. Но обстоятельства, проклятые обстоятельства как всегда были сильнее его.

С трудом совладав с охватившими его чувствами, он все же нашел в себе силы вернуться к работе. В голове его, словно пульс, билась только одна мысль: найти Скоффилда и поскорее покончить со всем этим.

end

...

15:

Номинация: джен
Название: Ожидание
Персонаж: Пол Келлерман
Рейтинг: G
Время действия: 2.22

Все, чего ожидаешь, переноситься легче
Сенека

Двое охранников выводят меня из здания. Всего двое. Я ожидал больше внимания со стороны властей. Впрочем, может, затишье перед бурей – это и к лучшему.

Только вот слишком много слов с их стороны. Ненужных слов.
-Когда вы сядете, ваши кандалы закрепят на полу. Во время транспортировки вы должны молчать.
-Я знаю правила, - мне и не нужно выслушивать этот бюрократический бред, зазубренный столько лет назад. Я знаком с процедурой. Хорошо знаком.

Мы подходим к бронированному фургону с приветливо распахнутыми дверьми.
-Садитесь.
Сажусь. Послушно. Внутренне бьется только то, что уж слишком я спокоен. А должен ли волноваться? Все известно наперед. И мне, и им.

Остается только смотреть в окно, выжидая. После заседания суда только и осталось, что это гадливое чувство ожидания.

Невольно слышу их диалог:
-Так что, у нас есть полчаса?

Полчаса до…

-Да, что-то вроде того.
-А почему ты не поехал по шоссе?

Потому что таков был приказ…

-Час пик.

Мы свернули с дороги. Один недоумевает – ведь это не по правилам. Отнюдь – все по инструкции. Четко и выверено до минуты.
-А ,черт!

Плохая игра…

-Что?
-Лампочка масла только что зажглась.
-Но машина же только что из сервиса.
-Да, но лучше тормазнем, чтобы убедиться.

Убедиться в смерти…

Останавливаемся под мостом, скрывающим машину от посторонних глаз.
-Так, я проверю - водитель поспешно выскакивает за дверь. Поднимает капот, чтобы не видеть того, что произойдет через пару минут. Я бы поступил на его месте точно также – зрелище будет не для слабонервных.
Мы остаемся один на один с охранником. Один на один с их пулями….

Молчание становится слишком невыносимым:
-Во Французском сопротивлении считалось за честь смотреть в лицо расстрельному отряду нацистов.
-Мне кажется, я сказал тебе сидеть тихо, - боже, он до сих пор старается следовать правилам.
-Это значит, что ты сделал свое дело.

Губы почему-то кривятся сами собой. Ожидание вот-вот закончится, но принесет ли это облегчение? Ну, одному-то из нас точно. Не мне…

-А самой высокой честью было улыбаться, пока они в тебя стреляют.

И вновь распахнутые двери. Непроницаемые лица в масках и направленные в грудь дула автоматов. Они не стреляют сразу, будто выжидая чего-то. Но я уже закончил.
-Что-то вы долго.

И выстрелы заглушают слова…

end

...

16:

Номинация: канонический пейринг
Название: Для тебя
Пейринг/Персонаж: Сукре/Мэри-Круз
Рейтинг: G
Время действия: 3 сезон

Быть кем-то.

Для тебя.

Глаза болят от резкого света.

Наблюдать за миром из темного бездонного грязного мира – невыносимо.

Солнце обжигает так безжалостно, так ранит, что хочется содрать кожу и закричать на весь мир от боли.

И ничего с этим нельзя сделать, только идти ослепленным куда-то вперед. Слушать тех, кого считаешь друзьями и все искать, искать выход из-под этого солнца.

Солнца, которое не греет.

И оно даже не рядом.
Оно так далеко.

Убегать, не позволять себе сдаться.

Уносить с собой надежду, оставлять страх.

Бесконечные смертельные прыжки с трамплина под названием «жизнь», вновь ушибы, раны, ссадины.

Видеть твои уставшие глаза, молящие глаза.

И все равно чувствовать твою поддержку, когда ты крепко-крепко сжимаешь мою руку.

Опять забывать о том, что надо остановиться.

И пинать с судорогой в ногах этот желтый обжигающий песок, глотать мелкие песчинки, мечтая хотя бы об одном глотке воды.

Палящее солнце вновь убивает, уничтожает во мне то, что должно еще жить.

Веру.

Веру в тебя, в ребенка, в то, что все будет хорошо.

И вновь пески, вновь сыпучие пески, которые мешают бежать.

Лежать под жестоким солнцем, сгорать под ним.

Но не умирать.

Бороться.

Становиться кем-то.

Для тебя.

end

 
Форум » Фанфикшен » Фанфикшен » Конкурс драбблов/фиклетов 2009: конкурсные работы
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Главная | Форум | Сериалы | On-line | Расписание | Рейтинги | Гостевая
Rambler's Top100 © 2009-2014 tv-shows.ru | © 2006-2009 prisonbreak-tv.ru |